Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

4

признать, что он лишился и чаши на пире отцов,/ И веселья, и чести своей (1931; 1: 171), или двусмысленно заявить: Я пью, но еще не придумал... какое именно из воображаемых иностранных вин (1931; 1: 174; см. Жолковский 1986а). Как бы там ни было, утрата вина совершается, закономерно вторя перипетиям бабелевской мистерии на многих уровнях.

Одним из цитатных секретов рассказа является использование мопассановского "Доктора Ираклия Глосса"[15]. Негласное присутствие этой повести тайно снабжает финальную позу Мопассана на четвереньках как мопассановской, так и ветхозаветной глоссой. Обе аллюзии интересны не только сами по себе, но и в контексте бабелевского балансирования между документальностью и вымыслом и между христианством и иудаизмом. Стержневую роль играют они и в винном сюжете.

Помешательство д-ра Глосса на метампсихозе и родстве с животным миром приводит к тому, что он становится на четвереньки, ест с животными и совершенно отчуждается от людей. Этот кульминационный пассаж (в конце гл. 23) подготовлен множеством предвестий, но только в нем тема, наконец, формулируется со всей ясностью и оснащается упоминанием о Навуходоносоре, т. е. отсылает к книге пророка Даниила. Бабель аналогичную отсылку опускает, но для его "Мопассана" эта книга едва ли не более релевантна, чем для мопассановского "Глосса".

Начать с того, что книга Даниила изобилует литературными аллюзиями (Тальмон: 346). Она также сочетает претензии на историческую подлинность первых шести глав с пророческим тоном в последующих.[16] По типу авторской позы она принадлежит к категории так наз. "плагиатов наоборот" (inverted plagiarisms): написанная много позднее описываемых событий, она замалчивает имя своего сочинителя, как бы приписывая авторство своему (повидимому, мифическому) герою, с точки зрения, а иногда и от лица которого (в гл. 8-12) ведется повествование (Тальмон: 346). Наконец, в книге Даниила охотно используется структурная формула 3 + 1, вообще частая в Библии, особенно в так наз. книгах библейской премудрости (Притчах, Числах и др.; Тальмон: 347-9).

Параллели с бабелевским рассказом, - полным интертекстуальных и словесных игр, стоящим на стыке вымысла, документальности и визионерства, озаглавленным именем писателя-предшественника ("Книга Мопассана"?)[17] и построенным на опровержении трех новелл одним биографическим фрагментом, - очевидны. Нетрудно убедиться и в тематической привлекательности для Бабеля книги Даниила.

Хотя животная аватара Навуходоносора наступает лишь в главе 4-й, книга Даниила с самого начала читается как захватывающий подтекст к "Мопассану".

Глава 1. Вавилонский царь Навуходоносор осаждает Иерусалим и забирает в качестве добычи "часть сосудов Дома Божия"

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту