Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

5

от Раисы по улицам, где "валами ходили пары тумана", герой читает биографию Мопассана. «Я дочитал книгу до конца […]. Туман подошел к окну и скрыл вселенную […] Предвестие истины коснулось меня».

Учитывая высказывание Бабеля о типовом пейзаже Достоевского как о "покрове тумана", здесь представленного "мокрым снегом", перекличка двух концовок выступает особенно четко[11]. До какой-то степени общим является и смысл открывающейся «истины»: в обоих случаях герой приходит к осознанию трудности предпринятой им ницшеанско-жизнетворческой "игры" и ограниченности собственных сил. В «Справке», однако, разыгран более оптимистический вариант того же сюжета – игра увенчивается успехом.

Говоря в самых общих чертах, Бабель реабилитирует творческие претензии человека из подполья. Его рассказчик тоже сознает, что действует по книжке и лжет, и тоже стремится своими выдумками произвести на слушательницу-проститутку максимальное впечатление. Замечая, что ее доверие пошатнулось, он тоже усиливает сентиментальную риторичность рассказа: "чтобы поправиться – я вдвинул астму в желтую грудь старика" (ср. "Картинками тебя надо…"). И он тоже понимает, что чем банальнее его рассказ, тем лучше: "Женщина всему поверила, услышав о векселях".

В обоих случаях герою важнее всего реакция слушательницы. Подпольный человек признается, что добивался слез и истерики Лизы, бабелевский рассказчик всю свою стратегию соблазнения основывает на успехе рассказывания. А из авторских признаний самого Бабеля в беседе «О творческом пути писателя» видно, что взаимоотношения рассказчика с Верой являют слегка пародийный вариант бабелевской стратегии по отношению к читателю:

"[Х]орошо рассказ читать только очень умной женщине, потому что эта самая половина рода человеческого в хороших своих экземплярах обладает иногда абсолютным вкусом […] Причем, если я выбрал себе читателя, то тут я думаю о том, как мне обмануть, оглушить этого умного читателя […] оглушить до бесчувствия» [10, т. 2, с. 404].

Именно такого эффекта достигает рассказчик «Справки», доведя Веру до ее «читательской реакции» – шепотом повторяемых слов: «Чего делают […] боже, чего делают».

Интересно, что и у Достоевского, и у Бабеля успех воздействия выражается через перемену в зрительных реакциях. Сначала взгляд женщины равнодушен:

"Вдруг рядом со мной я увидел два открытые глаза, любопытно и упорно меня рассматривавшие. Взгляд был холодно-безучастный…" (с. 152) – "В постели, слепо уставившись на меня расплывшимися сосками, лежала большая женщина с опавшими плечами" («Справка»).

Но затем герой справляется с задачей перевернуть душу слушательницы, и она смотрит на него уже по-иному:

"Взгляд теперь ее был просящий, мягкий, а вместе с тем

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту