Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

20

будь то в самом широком нарративном смысле (влюбленность в случайно встреченного партнера) или в более специфически «сентименталистском», анархически бросающем вызов парадигмам культуры. Но нельзя отрицать инвариантности, – а значит, парадигматичности и объясняющей силы – этой «непосредственности» в поэтическом мире «Исповеди».

Мы уже говорили о «подверженности эмоциям», характерной для Жан-Жака. В книге I «Исповеди» Руссо рассказывает о своей ранней склонности к воровству и одновременном "презрении к деньгам".

"Мое бескорыстие – не что иное, как лень; удовольствие от обладания не стоит труда, затрачиваемого на приобретение […] Деньги искушают меня меньше, чем вещи, потому что между деньгами и желанным обладанием всегда есть посредствующее звено; тогда как между самой вещью и наслаждением ею его нет. Я вижу вещь, она меня манит; если же я вижу лишь средство приобрести ее, оно меня не соблазняет"  [107, с. 32][29].

К числу «вещей», которые не стоит труда покупать за деньги, относятся и женщины.

"Добавлю, что одно из моих главных пристрастий [букв. "вкусов" – gouts dominants] не состоит в вещах, которые покупаются […] Женщины [приобретаемые] за деньги потеряли бы для меня все свои прелести; сомневаюсь даже, что я смог бы ими воспользоваться. И так со всеми доступными мне удовольствиями [a ma porteeбукв. "в пределах моей досягаемости" или "у меня под рукой"!]; если они не бесплатны, я нахожу их невкусными" (с. 30)[30].

Таким образом, инвариантом Руссо является в такой же мере упор на «непосредственность»[31], как и на «машину вымысла – источник литературности и невменимости вины», и демановский анализ позволяет увидеть связь между тем и другим. Какой же свет все это бросает на Бабеля?

3. Справка-исповедь

Jean-JacquesBabel. Вставная новелла в «Справке»/«Гонораре» напоминает Руссо прежде всего тем, что рассказчик не стремится обелить свое детское поведение.

"Если бы [… то] я бы заплел пошлую историю о выгнанном из дома сыне богатого чиновника, об отце-деспоте и матери-мученице. Я не сделал этой ошибки"  («Гонорар»); "[О]тец работал чертежником, пытался дать нам, детям. образование, но мы пошли в мать, картежницу и лакомку. Десяти лет я стал воровать у отца деньги, а подросши, убежал в Баку…"; "Вера ждала злодейств от человека, развратившего меня […] Степан Иванович оказался доверчивым человеком […] Я не стал жить с ним, с нищим, и перешел к богатому старику"; "Мне бы ремесло изучить […] но у меня одно на уме было – биллиард".

С «Исповедью» сходен не только самый факт испорченности ребенка, но и конкретный набор его пороков.

Юный Жан-Жак тоже предстает лакомкой (gourmand), мелким вором, лгунишкой; на протяжении всего своего затянувшегося до двадцати

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту