Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

32

половой акт совершается дважды, второй раз – ПОСЛЕ, в результате бесчестного манипулирования и без надежд на дальнейшую близость. Бабель отбрасывает первый из этих актов («продажный») и придает второму («манипулятивному») характер телесно и духовно гармоничного артистического хэппи-энда. У Чернышевского и Достоевского проститутка моложе героя, претендующего на «отцовскую» роль, а у Бабеля – старше, в соответствии с «эдиповским» колоритом рассказа.

[16] Как можно видеть из Прилож. I, «Тьма» поставляет материал для иллюстрации почти всех аспектов топоса проституции.

[17] С первым его роднит иностранный паспорт (он "англичанин", а Лопухов-Бьюмонт – "американец"), со вторым – связь с проституткой, а с третьим – сверхчеловеческие мораль и аскетизм.

[18] Об элитарности и жестокости " новых людей"  – героев «Что делать?» см. Жолковский [50].

[19] О завороженности Бабеля цирковыми номерами см. в гл. 2 в связи с «артистической» – «цирковой и оперной» – фигурой начальника конзапаса Дьякова. Ср., кстати, «оперный финал» «Тьмы»:

"А в коридоре уже […] звенели шпоры жандарма. И что-то говорил сладкий, задушевный, поющий баритон, точно приближался этой оперный певец, точно теперь только начиналась серьезная, настоящая опера" [2, с. 309].

[20] О характерных для Руссо темах self-pity и жалоб на болезни см. Джонсон [39, с. 5, 9–10].

[21] Важными вехами в осмыслении «Исповеди» на советской почве стали работы Лотмана [70] и Гинзбург [29, с. 200–253]. Цитаты из «Исповеди» даются по изданию Руссо [107] в моем переводе (А.Ж.).

[22] Белинский, на которого «Исповедь» Руссо произвела сильное, но отталкивающее впечатление, со своей стороны сравнивал Достоевского с Руссо; о сходстве между ними писал (Толстому) и критик из противоположного лагеря, Страхов (Миллер [77, с. 97]).

[23] Тоцкий прямо заявляет, что "определенно вышло, как в романе"; он "заботится лишь о красоте, вкусе и оригинальности; подлинная исповедь для него невозможна" [77, с. 94]; ср. эстетскую позицию Бабеля. Подтекстами исповеди Тоцкого служат, однако, Лермонтов и Дюма-сын, а не Руссо (с. 94).

[24] В тексте романа есть прямая отсылка к Руссо, а в набросках – и мысль о родстве двух эпизодов «Исповеди».

[25] У Руссо было позаимствовано, по-видимому, и первое черновое заглавие «Записок» – «Исповедь» (см. Достоевский [41, т. 5, с. 378]).

[26] См. комментарии к «Запискам из подполья» (Достоевский [41, т. 5, с. 385]). О фундаментальной связи жанра исповеди с «ложью» см. в гл. 12.

[27] "У меня пена у рта, а принесите мне какую-нибудь куколку, дайте мне чайку с сахарцем, я, пожалуй, и успокоюсь" [41, т. 5, с. 100]. Таким образом, мотив «чая» вводится в «Записках» заблаговременно – задолго до «чаепития» с проституткой

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту