Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

9

наблюдаемых Дюруа сценах умирания кашляющего Форестье (одного из двойников героя; ср. астму "церковного старосты" в “Справке” и собственную Бабеля)[9]. Однако в финальную позицию эти “предвестия истины” не вынесены (что ближе к “Справке”, чем к “Мопассану”).

2. “Леон Дрей”

Итак, в “Милом друге” Бабель находит почти готовыми многие темы и положения “Мопассана” (а также “Справки”). Он подвергает их лаконичной, смелой и сознательно металитературной обработке, но этим не ограничивается. Новаторскую суть “Мопассана” составляет стержневой ход от эффектного осуществления в жизни героя литературных ситуаций (на этот раз мопассановских; ср. выше об аналогичном копировании бульварного романа в судьбе Дюруа) – к соотнесению их с невымышленным концом самого автора. Но и в этом отношении, как и в транспонировании Дюруа на российскую и даже еврейскую почву, Бабель не обходится без предшественника.

Недостающее звено обнаруживается у русскоязычного писателя на еврейские темы Семена Юшкевича, релевантность которого для Бабеля уже отмечалась (Левин [67, с. 6]). Перу Юшкевича принадлежит роман “Леон Дрей” (1913–1915) [153], представляющий собой явную русско-еврейскую вариацию на тему “Милого друга”.

Его герой, молодой еврей, красавец и прохвост, подобно Дюруа, последовательно становится любовником все более и более богатых и знатных женщин, евреек и русских, живет за их счет, втирается в доверие к их мужьям, проникает в лучшие дома и достигает успеха. Один из эпизодов, на приеме у адвоката Мельникова, на которого работает, с женой которого живет и за дочерью которого ухаживает Дрей, многим напоминает прием в новом особняке Вальтеров.

Не останавливаясь на этих очевидных перепевах Мопассана, сосредоточимся на прямых “заготовках” для Бабеля.

"Положительно, этот зал напоминает мне веселый дом. Женщин сколько угодно […] Каждая […] из них здорова, благоухает, выхолена мужем для меня. Работайте, работайте, дурачье, – хольте моих женщин!" [153, ч. II, с. 103[10]]. "Теперь хочу только их, богатых, выхоленных, приготовленных для меня богатыми дураками" (с. 106). "Пышное убранство гостиной привлекло его внимание"  (с. 133). "Все, что здесь находится, и она сама, – все это твое, но лишь во временном пользовании у ее мужа"  (с. 135). " – А мне, господа […] с сожалением сказал [муж…] пора. […] – Так ты […] уходи, – просто сказала Женя, – и приходи поскорее. Наш гость еще, наверное, посидит у нас"  (с. 157; Леон остается и проводит время в объятиях хозяйки).

Ср. в “Мопассане”:

"Не нужно было много времени, чтобы узнать в Бендерской упоительную эту породу евреек […] Деньги оборотистых своих мужей эти женщины переливают в розовый жирок на животе, на затылке, на круглых плечах. Сонливая,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту