Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

6

волочится за  городовыми и сосредоточено, с пьяной нежностью лижет руку конвоира.

        Пристав Сокович, подергивая бодрой ногой, продолжает свою речь:

        - Сегодняшняя облава должна дать нам в руки всю шайку Бени Крика...

        Потухшие лица городовых,

        К приставу подтаскивают упирающегося Кольку.

        - Среди, бела дня затеял поножовщину, ваше высокоблагородие...

        докладывают конвоиры. Сокович бросает на Кольку рассеянный взгляд.

        - Посадить до утра Завтра разберемся

        Обмен рукопожатиями между обывателями и канцеляристом продолжается.

        Конвоиры тащут Кольку  по коридору участка. Он неутомимо  целует сапоги своего стража.

        Городовые открывают дверь камеры вталкивают Кольку. Он летит кубарем.

        Камера. Влетает Колька Заключенные вскакивают как по команде, принимают гостя в объятия.

        Колька покоится в объятиях окружающих арестантов Он куражится, сползает на пол  Тюремные  жители  смотрят  на него  с  жадностью,  как на пришельца, принесшего благую весть. Над падающим Колькой смыкается их круг.

        Снятою  сверху  лохматые  головы,  склонившиеся  над  Колькой  Круг  их медленно расходится, Колька встал и все же на полу распростерто человеческое тело.

        На полу камеры  лежит раздутый  резиновый костюм, наполненный  какой-то жидкостью и напоминающей по форме водолаза.

        Клубы пара и дыма заволакивают экран Из тумана возникают два беременных живота, обтянутые полосатыми  юбками.  Животы лежат  рядышком на перекладине плиты.

        На плите жарятся индюки, гуси, дымится  всякая снедь Беременные кухарки накладывают  пищу  на  блюда. Над  ними  царит крошечная  восьмидесятилетняя Рейзл.  Иссохшее  ее  личико,  обвеваемое  клубами  пара,  полно  величия  и священного  бесстрастия. В руках у  Рейзл  большой  нож.  Она распарывает им животы у больших морских рыб, мечущихся по столу.

        Беременные  кухарки  с полосатыми животами  передают блюда  затрапезным еврейским официантам в нитяных  перчатках и улетающих бумажных  манишках. На лицах лакеев пылают  бородавки и  в ненадлежащих местах торчат  пучки волос. Они схватывают блюда к убегают.

        Издыхающие рыбы мечутся по столу и бьют сияющими хвостами.

        Свадьба  во  дворе  Крика. Через весь двор протянуты китайские фонарики Лакеи  пробегают  мимо стола, за которым сидят  нищие и калеки; нищие пьяны, они корчат рожи, стучат костылями, тащут официантов к себе, лакеи вырываются и  бегут к главному столу, за которым неистовствует свита „короля". На первом  месте  новобрачные:  сорокалетняя  Двойра Крик, грудастая  женщина с зобом и  выкатившимися  глазами;  рядом с  ней  Лазарь Шпильгаген, тщедушное существо с истрепанным лицом и жидкой шевелюрой; тут же Беня,  папаша  Крик,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту