Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

15

в коляске Нана; б) несколько раз подчеркивается заботой проститутки о поддержании хороших отношений между Жоржем и его матерью: Нана постоянно отправляет его домой, предлагает написать ей объяснительное письмо и т. п.

В результате треугольник дополняется до правильного четырехугольника (“двое матерей и двое детей”), а в дальнейшем и пятиугольника (когда Нана начинает жить одновременно с Жоржем и его старшим братом).

Бабель в “Справке” тоже, хотя и с иным акцентом – не столько исследовательски-разоблачительным, сколько эстетски-игровым, наслаждается проецированием на своих героев всевозможных половых и семейных ролей (см. гл. 1, 7, 12). Роман Золя богат прототипами большинства этих ролевых смещений; в частности, таков рассматриваемый эпизод любовного сближения героини с Жоржем. По его ходу они предстают не только матерью и сыном, но и двумя подругами – невинными детьми, теряющими девственность, и даже помолвленными двоюродными братом и сестрой.

Начинается с того, что промокшего Жоржа переодевают женщиной:

"Зоя […] принесла хозяйке смену белья: сорочку, юбки, пеньюар […] – Ах, дусик, какой он хорошенький! Настоящая маленькая женщина! Он […] надел широкую ночную рубашку […], вышитые панталоны и […] пеньюар, отделанный кружевом. С голыми руками, с рыжеватыми, еще влажными, ниспадавшими на шею волосами, белокурый юноша был похож в этом наряде на девушку. – Он такой же стройный, как я! – сказала Нана, обнимая его за талию. – […] Точно на него сшито. кроме лифа […] Она вертела его, как куклу, давала ему шлепки […] он ощущал в нем [пеньюаре] живительное тепло, словно исходившее от Нана"  (с. 384–385).

Они садятся за стол, а затем переходят в спальню.

"Оба набросились на еду […] как едят в двадцать лет, не стесняясь, по-товарищески [encamarades]. Нана называла Жоржа: “Дорогая моя” [… В спальне] Нана растрогалась; ей представилось, что она опять стала ребенком […] Какая-то стыдливость сдерживала ее […] Это переодевание, эта женская рубашка и пеньюар все еще смешили ее; она как будто играла с подругой […] И в предчувствии дивной ночи она упала, как девственница, в объятия юноши"  (с. 385–386).

В последующие дни

"в объятиях Жоржа Нана снова чувствовала себя пятнадцатилетней девочкой  […] В ней вдруг заговорила беспокойная девственность, полная стыдливых желаний [… Нана] чувствовала себя как пансионерка во время каникул, играющая в любовь с маленьким кузеном, за которого ей предстоит выйти замуж […] и наслаждалась стыдливыми прикосновениями и сладострастным ужасом первого падения. В этот период у нее иногда появлялись прихоти сентиментальной девушки" (с. 390–391).

Комплекс “двойничества” между проходящим половую инициацию молодым героем, принимающим женское

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту