Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

19

намерении отравить его (ядом и кислотой, гл. 2; цветочным чаем, гл. 15; вареньем, гл. 19); Рутилова – в попытках "одурмани[ть], чтобы с сестрами окрутить. Мало мне одной ведьмы, на трех разом венчаться"  (с. 47); Володина – в превращении в преследующего его барашка, чем в дальнейшем подспудно мотивируется его финальное заклание. Соответственно, Передонов постоянно старается "зачураться"  (гл. 12, 19).

"Оборотнем"  он считает и своего кота – под влиянием речей Варвары о том, что Саша – "чистый оборотень!"  (с. 91, 89), "умеет переворачиваться из мальчики в девчонку […], переворачиваясь, в разных волшебных водицах всполаскивается" (гл. 27, с. 190). Его "отвращение [к дряхлой княгине] сплеталось с прельщением. Чуть тепленькая, трупцем попахивает, – представлял себе Передонов и замирал от дикого сладострастия" (гл. 25, с. 181).

Лицо Варвары "во всяком свежем человеке возбудило бы отвращение своим дрябло-похотливым выражением, но тело у нее было прекрасное, как тело у нежной нимфы, с приставленною к нему, силою каких-то презренных чар, головою увядающей блудницы" (с. 52). Но, "[о]слепленный обольщениями личности и отдельного бытия, он не понимал дионисических, стихийных восторгов, ликующих и вопиющих в природе"  (гл. 22, с. 162).

Проведению темы в “дионисийском” ключе и служит линия Людмилы. Передонов, как всегда, по-своему прав, считая сестер Рутиловых "тремя ведьмами".

Дарья "запела пронзительно громко. В ее визгах звучало напряженно-угрюмое одушевление. Если бы мертвеца выпустили из могилы […] так запело бы то навье […] Сестры были молоды, красивы, голоса их звучали звонко и дико – ведьмы на Лысой горе позавидовали бы этому хороводу"  (гл. 14, с. 108–109). " – Русалка! – крикнул Саша"  (с. 128). Далее Людмиле снится Саша в виде то змея, то лебедя. "Пахло теплою застоявшею водою и тиною, и изнывающею от зноя травою", и "нагие отроки перед нею поочередно бичевали друг друга" и Сашу (гл. 14, с. 110).

Этот “садистский” мотив получает богатое развитие.

" – Хотите я вас душить буду? – живо спросила Людмила […] – За что такая жестокость? […] – Глупый! […] Я не руками вас душить хочу, а духами […] – Ты розы любишь? […] И розочки любишь? […] розочки любишь, да посечь некому"  (гл. 17, с. 127).

"Сладко и когда больно, – только бы тело чувствовать […] и уже словно не мальчика, словно отрока-бога лобзали ее горячие губы в трепетном и таинственном служении расцветающей плоти"  (гл. 26, с. 186). "И еще люблю… его… знаешь… распятого… […] – Знаешь, приснится иногда, – он на кресте, и на теле кровавые капельки"  (187). Саше "[х]отелось […] бить ее долго, сильно, длинными гибкими ветвями … принести свою кровь и свое тело в сладостную жертву ее желаниям, своему стыду"

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту