Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

21

из них – и с бабелевской. Ср.:

"– Я хочу открыть вам правду, – бормотала Вершина […] – Наплевать мне на вашу правду, – ответил Передонов, – в высокой степени наплевать" (гл. 32, с. 215). "Сестры лгали [Сашиной тете] так уверенно и спокойно, что им нельзя было не верить. Что же, ведь ложь и часто бывает правдоподобнее правды. Почти всегда. Правда же, конечно, неправдоподобна” (гл. 31, с. 212).

"Хорошо придуманной истории незачем походить на действительную жизнь; жизнь изо всех сил старается походить на хорошо придуманную историю" (“Гонорар”).

В pendant к теме “(не)правды” неоднократно проходит в “Мелком бесе” и тема “веры” –

в связи с “письмами княгини”: "Передонов не знал, верить или не верить" (гл. 7, с. 66);

при обходе Передоновым начальственных лиц с заверениями в верноподданности: "Я вам верю", – говорит ему городской голова (гл. 8, с. 69);

в концовке истории Саши: "Я вам верю, что ничего худого не было" (директор – Саше; гл. 28, с. 197); сестрам "нельзя было не верить" (гл. 31, с. 212); Сашина тетя "думала: “[…] Ведь и директор […] ничему этому [т. е. правде о Саше и Людмиле] не верит”" (с. 213); "Говорит ли совершенную правду Людмила, или привирает [… директору] было все равно, но он чувствовал, что не поверить Людмилочке […] значило бы попасться впросак" (с. 214).

Но, как будет показано в гл. 8, “вера в вымысел” – стержневой мотив “Справки”/“Гонорара” и, шире, всей бабелевской поэтики.

5. “Крылья”

Почти полностью отсутствует в русском интертекстуальном фоне “Справки”/“Гонорара” (даже с учетом декадентских эротических игр в “Мелком бесе”) “педерастический” мотив. Заполнить этот пробел могло бы "первое крупное русское произведение на гомосексуальную тему (на три года опереженное Андре Жидом и его “Иммпоралистом”)" – роман Кузмина “Крылья” (1906 г.) ([63]; Марков, с. ix). В какой мере он был существенен для Бабеля – вопрос открытый.

Сюжет разворачивается с точки зрения гимназиста Вани Смурова, который в конце приходит к платоновскому “окрылению” – приятию любви своего ментора, англичанина Штрупа, но повествование ведется не в 1-м, а в 3-м лице. Кроме того, в отличие от бабелевского рассказа, действие происходит не “на дне”, а в культурной интеллигентской среде. Однако есть и ряд интересных мотивных перекличек.

Прежде всего, наряду с просвещенной гомосексуальной любовью, даваемой через призму изучения греческого языка и вдохновляющейся ссылками на античные образцы ("отношения [императора] Адриана к Антиною были, конечно, не отеческой любви"  (с. 316), Кузмин посвящает несколько страниц разговорам молодых мужиков-банщиков, нанимающихся за плату к господам-"баловникам"  (с. 225–230). Один из них, Федор, с "вороватыми [!] ласковыми глазами"

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту