Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

26

с сочинениями своего питомца […] Я бы не поверил, что такое возможно, если бы не убедился в этом своими глазами. К тому же в происшествии этом была еще одна сторона […]”

"– Я понимаю [сказал М. Д. Левидов, тоже литератор и лошадник, когда ему передали эту историю], что самое интересное здесь именно чудо, сотворенное Бабелем. Но вам все же следовало бы знать, что он давний и пламенный ценитель и завсегдатай бегов, а автор этих рассказов, судя по вашим описаниям, да и по собственным его сочинениям, не кто иной, как наездник. Вот […] почему Бабель подарил этому человеку свое высокое покровительство" (с. 89).

Мунблит далее подчеркивает, что Бабель на бегах никогда не играл, а любил лошадей и наездников бескорыстной чудаческой любовью.

Сочетая “редакторский” мотив из “Мопассана” с мотивом “бартерного обмена” между профессионалами, дающего прибавочную духовную стоимость (в духе “Справки”, “Пана Аполека” и других рассказов; см. гл. 3 о “товарообмене”), история, сообщенная Мунблитом, проецирует весь этот бабелевский комплекс на его собственную биографию писателя и лошадника.

В связи с “редакторским” мотивом в “Мопассане” ср. Прим. 3 в гл. 2 – о Брюллове, "чуть-чуть" подправляющем работу ученика; ср. тж. воспоминания Т. Стах о Бабеле:

"как-то он пришел к нам, когда я правила после машинки свой перевод какого-то рассказа. Он взял листок, прочел его и сказал: – Сколько можно употреблять прилагательных? “Милый, ласковый, добрый, отзывчивый…” Боже мой! Одно, максимум два, но зато – разящих! Три – это уже плохо" [24, с. 156]; ср. гл. 3, Прим. 13 о проблеме “пышного” стиля).

[14] Шкура медведя тоже перекликается с “Мопассаном” – вспомним чучело медведя, служащее своего рода тотемом дома Бендерских.

[15] Не исключено, что одна из героинь купринской “Ямы” (Женька), аналогичным образом демонстрирующая свою власть над клиентами, вдохновляется примером французской куртизанки, хотя прямых отсылок к Золя там нет; см. Прилож. I, разд. 5. 2.

[16] В этом отношении “Нана” – очередное звено в цепи, идущей от Бальзака и далее к “Милому другу”.

[17] “Детство” и “сентиментальность” входят в число характерных составляющих типового образа проститутки; см. Прилож. I, 3.1; 7.1.

[18] О “Мелком бесе” см. статьи в кн. Сологуба [111], а также Венцлова [22] (неопубликованный текст доклада, любезно предоставленный автором).

[19] “Инцестуальные” мотивы романа затрагиваются Ерофеевым [45, с. 155] и более широко Венцлова [22, с. 18].

[20] Кстати, эпизод венчания сопровождается видением строящейся крепости – параноидальным вариантом свадебной “рубки избы” (что образует интересную параллель к метафорической избе в “Справке”/“Гонораре”, см. гл. 7):

"Стучали, слышалось Передонову, топоры.

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту