Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

9

они, так сказать, изначально в крови.

Даже вскоре после смерти Горького Бабель позволяет себе высказаться о его неспособности написать настоящий рассказ:

"[О] технике рассказа хорошо бы поговорить, потому что этот жанр у нас [...] никогда в особенном расцвете не был, здесь французы шли впереди нас [...] У Горького большинство рассказов - сокращенные романы" (1937 г.; 2: 402).15

Это тем более интересно, что в статье "О том, как я учился писать" (1928) сам Горький признавался:

"Я очень многим обязан иностранной литературе, особенно - французской [... Она] удивляла меня своим замечательным мастерством [...] Стендаль, Бальзак, Флобер [... Я] учился писать у французов [...] [... Я] ловил себя на том, что рассказывал [окружающим] неверно, искажая прочитанное, добавляя к нему что-то от себя" (24: 483-488).

Как под учебой французскому "мастерству", так и под свободой обращаться с ним ("искажая" и "добавляя"), Бабель вполне мог бы подписаться. Но и в плане импорта литературной техники он согласен считать Горького не более, чем предтечей.

В этой реакции Бабеля не исключены личные мотивы. Та же горьковская статья содержала апологию "Конармии":

"Товарищ Буденный охаял “Конармию” [...] напрасно: сам товарищ Буденный любит извне украшать не только своих бойцов, но и лошадей. Бабель украсил бойцов его изнутри [...] лучше, правдивее, чем Гоголь запорожцев" (24: 473).

Благодарность Бабеля, однако, не была безоговорочной. В письме А. Г. Слоним от 28 ноября 1928 г. содержится довольно кислая реакция на горьковские демарши:

"Номера “Правды” с письмом Буденного у меня, к сожалению, нету [...] Прочитайте ответ Горького. По-моему, он слишком мягко отвечает на этот документ, полный зловонного невежества и унтер-офицерского марксизма" (1: 291).

Не высказанное публично, недовольство горьковской обтекаемостью могло проявиться в полемике на профессиональные темы.

Бабель охотно обращался к Горькому за помощью с получением выездных виз,16 но, находясь во Франции, не очень стремился навестить его в Сорренто.17 Двусмысленным было и наслаждение Бабеля близостью в лице Горького к одному из великих мира сего.18

"Б. рассказыва[л], как он ходил в гости к кухарке на даче Рудзутака, его знал и управляющий дачей. Теперь на этой даче Горький. Он пошел к нему, но не с черного “кухаркиного” хода, а через подъезд. Управляющий не знал, кто такой Б. И вообще не знал его имени, так же как и кухарка; предложил ему здесь не шататься, а идти на задний двор. Б., не ответив, прошел. Управляющий к нему: “Мы наркомов не пускаем, а ты лезешь”. Но в окно его увидел Максим, сын Горького, и позвал. Кухарка дрожала, когда подавала кушать, - за столом, развалясь, сидел ее кум, ее собеседник,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту