Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

9

но  сопротивление  его  слабеет, и он падает на кровать.

        Музыкант,  обвязанный    веревками,  палками,  медными  тарелками,  спит склонившись на барабан.

          ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

          КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ В ОДЕССЕ

          Много воды и много крови утекло со дня свадьбы Двойры Крик

        Лес    знамен.    На  знаменах    надписи.    -  Да  здравствует  Временное правительство.

        Грудастая дама  в  военной форме  несет  знамя с надписью:  - Война  до победного конца!

        По улицам  марширует  женский батальон времен Керенского. Он состоит из дам  и  девок. На  лицах у  дам печать решимости и  вдохновения,  у девок  - заспанные лица.

        Во  весь  экран  -  касса.  Отделения ее  набиты  акциями,  иностранной валютой, бриллиантами. Чьи то руки вкладывают в кассу стопки золотых монет.

        Рувим  Тараковский,  владелец  девятнадцати  пекарен,  определяет  свое отношение к революции

        Кабинет  Тартаковского. Несгораемая касса  во всю стену Тартаковский  - старик  с  серебряной  бородой  и  могучими плечами  -  передает  приказчику Мугинштейну деньги. Тот распределяет их по разным отделениям кассы.

        Вздымающиеся  революционные груди женского  батальона  текут по  улице, набитой зеваками и визжащей детворой.

        Тяжелая металлическая дверь кассы медленно захлопывается.

        - А теперь, Мугинштейн, пойдем поздравить рабочих -

        говорит старик приказчику- и они выходят из кабинета.

        Контора Тартаковского. Дореформенное учреждение, похожее на конторки  в Лондонском Сити времен  Диккенса.  Все служащие без пиджаков, за ушами у них вставочки, а в  ушах вата. Они очень толстые  или очень худые. На  толстых - фуфайки  и замусоленные жилеты,  на худых -  манишки  с бантами Одни покрыты буйной растительностью другие - безволосы, одни сидят на оборванных креслах, перекрытых подушками,  другие взгромоздились на трехногие высокие стулья, но у  всех такое выражение  лица, как будто  они только  что  проглотили что-то очень  горькое    Один  только    бухгалтер-англичанин    соблюдает    нерушимое спокойствие Он грызет  трубку, окутывающую его клубами  жесточайшего дыма  В углу  мальчик  вертит  пресс,    копирует    письма.  У  окошечка  с  надписью „Касса" - восседает пышная  дама,  нос с многими горбинками  делает ее похожей на гречанку. По комнате проходят Мугинштейн и Тартаковский. Служащие замирают. Мальчик, завидев хозяина, с ожесточением  начинает  вертеть пресс. Он надувается, багровеет.

        Множество  сопливых,  рахитичных  детей  сваленных в кучи.  Полуголые с кривыми ногами, они кишат, как черви на земле.

        Громадный четырехэтажный  дом на Прохоровской улице, на Молдаванке, где скучилась  невообразимая  еврейская    беднота.  Зеленые    зябкие  старики

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту