Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

11

сквозь запыленные оконцы,  пробитые  у потолка. В  углах  чадят керосиновые лампы без  стекол. Пекаря обнажены до пояса У пылающей печи возится с дровами истопник- веселый кривоногий  мужичонка  Кочетков, из другой печи мастер  вынимает  испекшиеся хлебы, посаженные на лопаты с длинными ручками.

        Мастер выдергивает из печи лопаты с готовыми хлебами.

        Тартаковский и Мугинштейн входят в пекарню.  К ним стягиваются рабочие, похожие больше на духов  из подземного  царства, чем  на людей. Тартаковский разглагольствует:

        - Поздравляю вас,  господа,  с  любимой свободой. Теперь  и мы вздохнем грудью

        Тартаковский  с  жаром  пожимает  руки рабочих. Дожидаясь  очереди, они вытянулись  как хвост  у  лавки.  Пекаря,  непривычные  к  такому обращению, суетливо  обтирают  руки    о  передник,  они  протягивают  ладони  с  жалкой неловкостью и сейчас же после рукопожатия счищают с хозяина налетевшую пыль.

        Спина  Собкова, Парень продолжает  месить  тесто и читает  свою газету. Тартаковский хлопает его по бронзовому,  играющему плечу и  протягивает руку Собков долго  вытаскивает руки из  тугого теста, он  поворачивает к  хозяину лукавое  лицо  с  вихрами  и медленно,  как  деньги  на блюде, подносит  ему пятерню,  убранную тестом. Кочетков - веселый мужичонка - кинулся к Собкову, он принимается счищать тесто с пальцев Смеющийся Собков смотрит на хозяина в упор. Тартаковский понял, он круто повернулся и  отошел Кочетков подмигивает месильщику.

        Змейки из теста колышатся на пятерне Собкова  - бесформенной, чудовищно увеличенной.

        Затемнение

        Кафе  Фанкони. Толчея. Деловые  дамы  с большими  ридикюлями,  биржевые зайцы с  тростями,  одесская толпа. На  помосте,  где обыкновенно помещается оркестр, разбитной  молодой человек потрясает кандалами. За его спиной сидит унылая  личность  с  несимметричным  лицом,  с  большими ножницами  в руках. Ножницы приспособлены для раскусывания железа.

        - Граждане свободной  России! Покупайте на счастье наследие  проклятого режима в пользу геройских инвалидов. Пятьдесят рублей, - кто больше?

        У  противоположной  стены  на  бархатном  диванчике    сидят  рядом  три инвалида,  три обстриженных дремлющих болванчика.  Они обвешаны  медалями  и георгиевскими крестами.

        Декольтированная девица  в  большой шляпе с  свисающими полями  ходит с вазочкой  между    столиками    и    собирает    деньги  „на    революцию". „Декольте"  девицы съехало на бок, башмаки ее  истоптаны; от восторга, от весны, от деятельности длинный нос ее покрылся мелкими жемчугами пота  За одним  из  столиков сидит  Тартаковский,  окруженный  стаей  подобострастных маклеров.  Стол его завален образцами  товаров - зернами пшеницы,  обрывками

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту