Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

19

поодаль  Кочетков чинит худой свой башмак. Не снимая его с ноги, Кочетков проволокой связывает отвалившуюся подошву.

        Продолжение телеграммы:

        ...обезоружьте под любым предлогом части Бени Крика тчк.

        Башмак Кочеткова - у ранта во всю длину подошвы  правильно закрученные, откусанные узлы проволоки.

        Собков сунул в карман ленту,  он оторвал от буханки кусок и жует его на ходу. Военком и Кочетков выходят из аппаратной.

        На черном фоне извивается ослепительная телеграфная лента. Конец ее...

        Вползает в открытый, без капота, автомобильный мотор.

        Во дворе  телеграфной станции. Кладбище грузовиков и  походных  кухонь. Одна походная кухня действует.  Кашевар-красноармеец стряпает щи.  Он  топит котел своей кухни  деревянными колесами, отбитыми от других походных кухонь; их    во  дворе  неисчислимое    множество.  Тут  же  бьется  над  ободранным, разболтанным  автомобилем  шофер  Собкова.  На    моторе  нет  капота,  шофер старается наладить машину, но толку от его усилий мало.

        Мотор  автомобиля  -    перевязанный    проволокой  и  ремнями,  латаный, дымящийся, мотор девятнадцатого года.

        Во двор спускаются Собков и Кочетков. Они садятся в автомобиль.

        - В казармы, живее... -

        говорит  Собков шоферу, тот вертит  ручку, но завести мотор невозможно. Шофер растирает струи  пота по  багровому  лицу, он  с ненавистью следит  за потугами мотора,  перебирает какие-то клапаны и вдруг изо всей силы  плюет в самое  сердце  мотора. Кашевар  и  Собков приходят ему  на помощь" они  тоже вертят ручку, ко впустую.  Кочеткову удается, наконец, завести машину. Шофер вскакивает на сиденье, дает газ, гигантское облако дыма  вылетает из машины, с кряхтеньем она трогается.

        Автомобиль  выезжает из ворот. Шофер судорожно работает  у руля. Облако дыма все разрастается, оно заволакивает экран, из желтого тумана возникают с необыкновенной резкостью:

        -замусоленные игральные  карты, раскинутые  веером. Их держит  жилистая рука. Один  палец  на этой руке сломан, искривлен.  Луч  солнца  пронизывает карты.

          N-ский революционный полк готовится к решительным битвам

        Казармы  „революционного"    полка    Бени    Крика.    На  веревках, протянутых  во всю  длину казармы, развешано  сохнущее солдатское белье.  На белье казенные клейма. Под веревками, где особенно густо нанизаны кальсоны с клеймами, идет  азартная игра в карты, игра  блатных. Партнеры  - лупоглазый перс и папаша  Крик, нацепивший на  себя крохотный  картуз с красноармейской звездой. Вокруг стола -  толпа мазунов-начетчиков,  знакомых нам  по свадьбе Двойры Крик. Перс, убежденный  в  том, что  победить его козырей невозможно, сдает карты с торжеством, со страстью. На лице

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту