Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

22

до  колен. В  казарму  вбегают  Собков  и  Кочетков.  Военком  вскакивает на трибуну, поставленную под перекрещенными знаменами.

        - Товарищи!

        Новоявленные  „товарищи"  лениво  стягиваются  к  военкому. Левка обтирает о передник нож и идет к трибуне. Сюда же собираются  мазуны: парень с намыленной щекой, китаец, Колька Паковский, обнаженный до пояса, и другие. Только  перс  и  папаша  Крик не встают  с места, не  прерывают игры  -  они по-прежнему обмениваются новыми часами и новыми кредитками.

        - Товарищи! -

        повторяет Собков. „Товарищи" устремили на него тусклые взоры. Они видны со спины, все как по команде чешут одной босой ногой другую.

        - Рабочая власть,  простив прежние  ваши преступления, требует честного служения пролетариату... -

        говорит Собков. Парень с намыленной щекой стоит к нему  в профиль, лицо его уныло, большие пальцы играют. Левка Бык натирает нож до  блеска. Военком продолжает:

        - Доверяя вам, Исполком решил образовать из вашего полка заградительные продовольственные отряды...

        Собков  прерывает речь  для  того,  чтобы проследить, какое впечатление сделало  на  налетчиков  неожиданное  его  заявление.  Налетчики аплодируют. Веселая эта работа -  аплодисменты -  нравится им, они хлопают все  горячее. Распаленный военком лезет в карман за платком, рука  его уходит  все глубже, все дальше, не встречая никаких препятствий. Карман вырезан.

        Превосходно вырезанный карман Собкова.

        Военком застыл с  раскрытым ртом. Ребята  расползаются по своим местам. Парень с грубым лицом, подстриженными усиками и забинтованными ногами  мылит вторую щеку, дама его шевелится, просыпается, поворачивается к Собкову мятым лицом  с кудряшками. Сбитый с толку военком переводит глаза с  налетчиков на зевающую женщину, спустившую с койки жирные ножки в модных башмаках.

        По казарме бежит мазун, вернувшийся с допечатанными деньгами. Он отдает их папаше Крику.

        Собков,    опомнившись,    вытаскивает    револьвер.    Колька    Паковский, растянувшийся  в кресле, поворачивает голову в  пол-оборота и  снова отводит ее. Китаец  все возится над его плечом, он расцветил красками мышиный хвост, обвившийся змеей вокруг Колиного соска. Кочетков схватил военкома за руку.

        Пальцы военкома, схваченные Кочетковым, слабеют, выпускают револьвер.

          ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

        Соблазненный  „продовольственными" перспективами  полк Веян Крика решал выступить из Одессы

        Пустынная улица в Одессе. Лавки заколочены досками, болтами, крюками  К двери нищенской  лавчонки прибито  изображение  греческого  короля, под  ним надпись:  "Здесь  торгует  иностранный подданный  Меер  Гринберг".  Одинокая собака  сидит посредине  мостовой. Порванные

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту