Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

1

          КОСТЕЛ В НОВОГРАДЕ

    Я отправился вчера  с  докладом  к  военкому,  остановившемуся  в  доме бежавшего ксендза. На кухне встретила меня пани Элиза,  экономка  иезуита. Она дала мне янтарного чаю с бисквитами. Бисквиты ее пахли, как  распятие. Лукавый сок был заключен в них и благовонная ярость Ватикана.

    Рядом  с  домом  в  костеле  ревели  колокола,  заведенные  обезумевшим звонарем.  Был  вечер,  полный    июльских    звезд.    Пани    Элиза,    тряся внимательными  сединами,  подсыпала  мне  печенья,  я    насладился    пищей иезуитов.

    Старая полька называла меня "паном", у порога  стояли  навытяжку  серые старики с окостеневшими ушами,  и  где-то  в  змеином  сумраке  извивалась сутана монаха. Патер бежал, но он оставил помощника - пана Ромуальда.

    Гнусавый скопец с телом исполина, Ромуальд  величал  нас  "товарищами". Желтым пальцем водил он  по  карте,  указывая  круги  польского  разгрома. Охваченный хриплым восторгом, пересчитывал он  раны  своей  родины.  Пусть кроткое забвение поглотит память о Ромуальде, предавшем нас без  сожаления и расстрелянном мимоходом. Но в тот вечер его узкая  сутана  шевелилась  у всех портьер, яростно мела все дороги и усмехалась всем,  кто  хотел  пить водку. В тот вечер тень монаха кралась за  мной  неотступно.  Он  стал  бы епископом - пан Ромуальд, если бы он не был шпионом.

    Я пил с ним ром, дыхание невиданного  уклада  мерцало  под  развалинами дома ксендза, и вкрадчивые  его  соблазны  обессилили  меня.  О  распятия, крохотные, как  талисманы  куртизанки,  пергамент  папских  булл  и  атлас женских писем, истлевших в синем шелку жилетов!..

    Я вижу тебя отсюда, неверный монах в лиловой  рясе,  припухлость  твоих рук, твою душу, нежную и безжалостную, как душа кошки, я вижу раны  твоего бога, сочащиеся семенем, благоуханным ядом, опьяняющим девственниц.

    Мы пили ром, дожидаясь военкома, но он все  не  возвращался  из  штаба. Ромуальд упал в углу и заснул. Он спит и трепещет, а за окном в  саду  под черной страстью неба переливается аллея. Жаждущие розы колышутся во  тьме. Зеленые молнии пылают в куполах. Раздетый труп  валяется  под  откосом.  И лунный блеск струится по мертвым ногам, торчащим врозь.

    Вот  Польша,  вот  надменная  скорбь  Речи  Посполитой!  Насильственный пришелец,    я    раскидываю    вшивый      тюфяк      в      храме,      оставленном священнослужителем, подкладываю под голову фолианты, в которых  напечатана осанна  ясновельможному    и    пресветлому    Начальнику    Панства,    Иозефу Пилсудскому.

    Нищие орды катятся на твои древние города, о Польша, песнь об  единении всех холопов гремит над ними, и горе тебе.  Речь  Посполитая,  горе  тебе, князь Радзивилл, и тебе, князь Сапега,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту