Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

2

вставшие на час!..

    Все нет моего военкома. Я ищу его в штабе, в саду,  в  костеле.  Ворота костела раскрыты, я вхожу, мне навстречу два серебряных черепа разгораются на крышке сломанного гроба.  В  испуге  я  бросаюсь  вниз,  в  подземелье. Дубовая лестница ведет оттуда к алтарю. И я вижу множество огней,  бегущих в высоте, у самого купола. Я вижу военкома, начальника  особого  отдела  и казаков со свечами в руках. Они отзываются на слабый мой  крик  и  выводят меня из подвала.

    Черепа,  оказавшиеся  резьбой  церковного  катафалка,  не  пугают  меня больше, и все вместе мы  продолжаем  обыск,  потому  что  это  был  обыск, начатый  после  того,  как  в  квартире  ксендза  нашли    груды    военного обмундирования.

    Сверкая расшитыми конскими мордами  наших  обшлагов,  перешептываясь  и гремя шпорами, мы кружимся по гулкому зданию с оплывающим воском в  руках. Богоматери, унизанные драгоценными камнями, следят наш путь розовыми,  как у мышей, зрачками,  пламя  бьется  в  наших  пальцах,  и  квадратные  тени корчатся на статуях святого Петра, святого Франциска, святого Винцента, на их румяных щечках и курчавых бородах, раскрашенных кармином.

    Мы кружимся и  ищем.  Под  нашими  пальцами  прыгают  костяные  кнопки, раздвигаются разрезанные пополам иконы, открывая подземелья в  зацветающие плесенью пещеры. Храм этот древен и  полон  тайны.  Он  скрывает  в  своих глянцевитых  стенах  потайные  ходы,  ниши  и    створки,    распахивающиеся бесшумно.

    О  глупый  ксендз,  развесивший  на  гвоздях  спасителя  лифчики  своих прихожанок. За царскими вратами мы  нашли  чемодан  с  золотыми  монетами, сафьяновый мешок с кредитками и футляры парижских ювелиров  с  изумрудными перстнями.

    А потом мы считали деньги в комнате военкома. Столбы золота,  ковры  из денег, порывистый ветер, дующий на пламя свечей, воронье безумье в  глазах пани  Элизы,  громовый  хохот  Ромуальда  и  нескончаемый  рев  колоколов, заведенных паном Робацким, обезумевшим звонарем.

    - Прочь, - сказал  я  себе,  -  прочь  от  этих  подмигивающих  мадонн, обманутых солдатами...

          ПИСЬМО

    Вот письмо на родину, продиктованное  мне  мальчиком  нашей  экспедиции Курдюковым. Оно не заслуживает забвения. Я переписал его, не приукрашивая, и передаю дословно, в согласии с истиной.

    "Любезная мама Евдокия Федоровна. В первых строках  сего  письма  спешу вас уведомить, что, благодаря господа, я есть жив и здоров, чего желаю  от вас слыхать то же самое. А также нижающе вам  кланяюсь  от  бела  лица  до сырой земли..."

    (Следует перечисление родственников, крестных, кумовьев.  Опустим  это. Перейдем ко второму абзацу.)

    "Любезная мама Евдокия Федоровна Курдюкова. Спешу вам написать,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту