Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

10

вызванная исступленными  посланиями  новоградского  ксендза,  прибыла  комиссия    от епископа в Житомире, она нашла в самых захудалых  и  зловонных  хатах  эти чудовищные семейные  портреты,  святотатственные,  наивные  и  живописные. Иосифы  с  расчесанной  надвое    сивой    головой,    напомаженные    Иисусы, многорожавшие деревенские Марии с поставленными врозь коленями - эти иконы висели в красных углах, окруженные венцами из бумажных цветов.

    - Он произвел вас при жизни в святые! - воскликнул викарий дубенский  и новоконстантиновский, отвечая толпе, защищавшей Аполека. - Он окружил  вас неизреченными принадлежностями  святыни,  вас,  трижды  впадавших  в  грех ослушания, тайных винокуров, безжалостных заимодавцев, делателей фальшивых весов и продавцов невинности собственных дочерей!

    - Ваше священство, - сказал тогда викарию колченогий  Витольд,  скупщик краденого и кладбищенский сторож, - в чем  видит  правду  всемилостивейший пан бог, кто скажет об этом темному  народу?  И  не  больше  ли  истины  в картинах пана Аполека, угодившего нашей  гордости,  чем  в  ваших  словах, полных хулы и барского гнева?

    Возгласы толпы обратили викария в бегство. Состояние умов в  пригородах угрожало безопасности служителей церкви. Художник, приглашенный  на  место Аполека, не решался замазать Эльку и хромого  Янека.  Их  можно  видеть  и сейчас в боковом приделе новоградского костела: Янека  -  апостола  Павла, боязливого хромца с черной клочковатой бородой, деревенского отщепенца,  и ее, блудницу из Магдалы, хилую и безумную, с  танцующим  телом  и  впалыми щеками.

    Борьба с ксендзом длилась три десятилетия. Потом казацкий разлив изгнал старого  монаха  из  его  каменного  и  пахучего  гнезда,  и  Аполек  -  о превратности судьбы! - водворился в кухне пани Элизы. И вот я,  мгновенный гость, пью по вечерам вино его беседы.

    Беседы - о чем? О романтических временах шляхетства, о  ярости  бабьего фанатизма, о художнике Луке дель Раббио и о семье плотника из Вифлеема.

    - Имею сказать пану писарю... - таинственно сообщает мне  Аполек  перед ужином.

    - Да, - отвечаю я, - да, Аполек, я слушаю вас...

    Но костельный служка,  пан  Робацкий,  суровый  и  серый,  костлявый  и ушастый, сидит слишком близко от нас. Он развешивает перед нами  поблекшие полотна молчания и неприязни.

    - Имею сказать пану, - шепчет Аполек и уводит меня  в  сторону,  -  что Иисус, сын Марии, был женат на  Деборе,  иерусалимской  девице  незнатного рода...

    - О, тен чловек! - кричит в отчаянии пан  Робацкий.  -  Тен  чловек  не умрет на своей постели... Тего чловека забиют людове...

    - После ужина, - упавшим голосом шелестит Аполек, - после  ужина,  если пану писарю будет угодно...

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту