Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

11

    Мне угодно. Зажженный началом Аполековой истории, я расхаживаю по кухне и жду заветного часа. А за окном стоит ночь, как черная колонна. За  окном окоченел живой и темный сад. Млечным и блещущим потоком льется  под  луной дорога к костелу. Земля выложена сумрачным  сияньем,  ожерелья  светящихся плодов повисли на кустах. Запах лилий  чист  и  крепок,  как  спирт.  Этот свежий яд впивается в жирное бурливое дыхание плиты  и  мертвит  смолистую духоту ели, разбросанной по кухне.

    Аполек в розовом банте и истертых  розовых  штанах  копошится  в  своем углу, как доброе и грациозное животное. Стол его измазан клеем и красками. Старик работает мелкими и частыми движениями, тишайшая мелодическая  дробь доносится из его угла.  Старый  Готфрид  выбивает  ее  своими  трепещущими пальцами. Слепец сидит недвижимо в желтом и масляном блеске лампы. Склонив лысый лоб, он слушает  нескончаемую  музыку  своей  слепоты  и  бормотание Аполека, вечного друга.

    - ...И то, что говорят пану попы и евангелист Марк и евангелист Матфей, - то не есть правда... Но правду можно открыть пану  писарю,  которому  за пятьдесят марок я готов сделать портрет под видом блаженного Франциска  на фоне зелени и неба. То был совсем простой святой, пан Франциск. И  если  у пана писаря есть в России невеста... Женщины любят  блаженного  Франциска, хотя не все женщины, пан...

    Так началась в углу, пахнувшем елью, история о браке Иисуса  и  Деборы. Эта девушка  имела  жениха,  по  словам  Аполека.  Ее  жених  был  молодой израильтянин,  торговавший  слоновыми  бивнями.  Но  брачная  ночь  Деборы кончилась недоумением и слезами. Женщиной овладел страх, когда она увидела мужа, приблизившегося к ее ложу. Икота раздула ее  глотку.  Она  изрыгнула все съеденное ею за свадебной трапезой. Позор пал на Дебору, на  отца  ее, на мать и на весь род ее. Жених оставил ее, глумясь, и созвал всех гостей. Тогда Иисус, видя  томление  женщины,  жаждавшей  мужа  и  боявшейся  его, возложил на себя одежду новобрачного и, полный сострадания,  соединился  с Деборой, лежавшей в блевотине. Потом она вышла к гостям, шумно торжествуя, как женщина, которая гордится своим  падением.  И  только  Иисус  стоял  в стороне. Смертельная испарина выступила на его теле, пчела скорби  укусила его в сердце. Никем не замеченный,  он  вышел  из  пиршественного  зала  и удалился в пустынную страну, на восток от Иудеи, где  ждал  его  Иоанн.  И родился у Деборы первенец...

    - Где же он? - вскричал я.

    - Его скрыли попы, - произнес Аполек с важностью и приблизил  легкий  и зябкий палец к своему носу пьяницы.

    - Пан художник, - вскричал вдруг Робацкий, поднимаясь из тьмы, и  серые уши его задвигались, - цо вы мувите? То же

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту