Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

40

в  опустошенный замок графов Рациборских, недавних владетелей Берестечка.

    Спокойствие заката сделало траву у замка  голубой.  Над  прудом  взошла луна, зеленая, как ящерица. Из окна мне видно поместье графов  Рациборских - луга и плантации из хмеля, скрытые муаровыми лентами сумерек.

    В замке жила раньше помешанная девяностолетняя  графиня  с  сыном.  Она досаждала сыну за то, что он не  дал  наследников  угасающему  роду,  и  - мужики рассказывали мне - графиня била сына кучерским кнутом.

    Внизу на площадке собрался митинг. Пришли крестьяне, евреи и  кожевники из предместья. Над ними разгорелся восторженный голос Виноградова  и  звон его шпор. Он говорил о Втором конгрессе Коминтерна, а я бродил вдоль стен, где нимфы с выколотыми глазами водят старинный хоровод. Потом в  углу,  на затоптанном полу я нашел обрывок пожелтевшего письма. На  нем  вылинявшими чернилами было написано:

    "Berestetchko, 1820.  Paul,  mon  bien  aime,  on  dit  que  lempereur Napoleon est mort, est-ce vrai? Moi, je me sens bien, les couches ont  ete faciles, notre petit heros acheve sept  semaines..."  ["Берестечко,  1820. Поль, мой любимый, говорят, что император Наполеон умер, правда ли это?  Я чувствую  себя  хорошо,  роды  были  легкие,    нашему    маленькому    герою исполняется семь недель" (фр.)].

    Внизу не умолкает голос военкомдива. Он страстно  убеждает  озадаченных мещан и обворованных евреев:

    - Вы - власть. Все, что здесь, - ваше. Нет панов. Приступаю  к  выборам Ревкома...

          СОЛЬ

    "Дорогой товарищ редактор. Хочу описать вам за несознательность женщин, которые нам вредные. Надеются на вас, что вы, объезжая гражданские фронты; которые  брали  под  заметку,  не  миновали  закоренелую  станцию  Фастов, находящуюся за тридевять земель, в  некотором  государстве,  на  неведомом пространстве, я там, конешно, был, самогон-пиво пил, усы обмочил, в рот не заскочило. Про эту вышеизложенную станцию есть много кой-чего  писать,  но как говорится в нашем простом быту, - господнего  дерьма  не  перетаскать. Поэтому опишу вам только за то, что мои глаза собственноручно видели.

    Была тихая, славная ночка семь ден тому назад,  когда  наш  заслуженный поезд  Конармии  остановился  там,  груженный  бойцами.  Все    мы    горели способствовать общему делу и имели  направление  на  Бердичев.  Но  только замечаем, что поезд наш никак не отваливает,  Гаврилка  наш  не  курит,  и бойцы  стали  сомневаться,  переговариваясь  между  собой,  -  в  чем  тут остановка? И действительно, остановка для общего дела вышла  громадная  по случаю того, что мешочники, эти злые враги, среди которых находилась также несметная    сила    женского    полу,    нахальным    образом    поступали

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту