Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

43

Но казаки имели  ко  мне сожаление и сказали:

    - Ударь ее из винта.

    И сняв со стенки верного винта, я смыл этот позор с лица трудовой земли и республики.

    И мы, бойцы  второго  взвода,  клянемся  перед  вами,  дорогой  товарищ редактор, и перед вами, дорогие товарищи из редакции, беспощадно поступать со всеми изменниками, которые тащат нас в  яму  и  хотят  повернуть  речку обратно и выстелить Расею трупами и мертвой травой...

    За всех бойцов второго взвода - Никита Балмашев, солдат революции".

          ВЕЧЕР

    О  устав  РКП!  Сквозь  кислое  тесто  русских  повестей  ты    проложил стремительные рельсы. Три холостые сердца со страстями  рязанских  Иисусов ты обратил в сотрудников "Красного кавалериста", ты обратил их  для  того, чтобы каждый день могли они сочинять залихватскую газету, полную  мужества и грубого веселья.

    Галин с бельмом, чахоточный Слинкин, Сычев с объеденными кишками -  они бредут в бесплодной пыли тыла и продирают  бунт  и  огонь  своих  листовок сквозь строй молодцеватых казаков на покое, резервных жуликов,  числящихся польскими переводчиками, и девиц, присланных к нам в поезд политотдела  на поправку из Москвы.

    Только к ночи бывает готова газета -  динамитный  шнур,  подкладываемый под армию. На небе гаснет косоглазый фонарь провинциального  солнца,  огни типографии, разлетаясь, пылают неудержимо, как страсть машины. И тогда,  к полуночи, из вагона выходил Галин для того, чтобы содрогнуться  от  укусов неразделенной любви к поездной нашей прачке Ирине.

    - В прошлый раз, - говорит Галин, узкий в плечах, бледный и слепой, - в прошлый раз мы рассмотрели, Ирина, расстрел Николая Кровавого,  казненного екатеринбургским пролетариатом. Теперь перейдем к другим тиранам,  умершим собачьей смертью. Петра Третьего задушил Орлов, любовник его  жены.  Павла растерзали придворные и собственный сын. Николай Палкин отравился, его сын пал первого марта, его внук умер от пьянства... Об этом  вам  надо  знать, Ирина...

    И, подняв на  прачку  голый  глаз,  полный  обожания,  Галин  неутомимо ворошит склепы погибших императоров. Сутулый - он  облит  луной,  торчащей там, наверху, как дерзкая  заноза,  типографские  станки  стучат  от  него где-то близко, и чистым светом  сияет  радиостанция.  Притираясь  к  плечу повара Василия, Ирина слушает глухое и нелепое бормотание любви, над ней в черных водорослях неба тащатся звезды, прачка  дремлет,  крестит  запухший рот и смотрит на Галина во все глаза...

    Рядом с Ириной зевает мордатый Василий,  пренебрегающий  человечеством, как и все повара. Повара - они имеют много дела с мясом мертвых животных и с жадностью живых, поэтому в политике повара ищут вещей, их не касающихся. Так и Василий.

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту