Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

51

святыни. Звонарь упал на голубые плиты пола, поднял голову, и синий  нос  его  стал над ним, как флаг над мертвецом. Синий нос  трепетал  над  ним,  и  в  это мгновение у алтаря заколебалась бархатная завеса и,  трепеща,  отползла  в сторону. В глубине открывшейся ниши, на фоне неба, изборожденного  тучами, бежала бородатая фигурка в оранжевом кунтуше  -  босая,  с  разодранным  и кровоточащим ртом.  Хриплый  вой  разорвал  тогда  наш  слух.  Человека  в оранжевом кунтуше преследовала ненависть и  настигала  погоня.  Он  выгнул руку, чтобы отвести занесенный удар,  из  руки  пурпурным  током  вылилась кровь. Казачонок, стоявший со мной  рядом,  закричал  и,  опустив  голову, бросился бежать, хотя бежать было не от чего, потому  что  фигура  в  нише была всего только Иисус Христос - самое необыкновенное изображение бога из всех виденных мною в жизни.

    Спаситель пана Людомирского был курчавый еврей с клочковатой бородкой и низким, сморщенным лбом. Впалые щеки  его  были  накрашены  кармином,  над закрывшимися от боли глазами выгнулись тонкие рыжие брови.

    Рот его был разодран, как губа лошади, польский кунтуш его был  охвачен драгоценным  поясом,  и    под    кафтаном    корчились    фарфоровые    ножки, накрашенные, босые, изрезанные серебристыми гвоздями.

    Пан Людомирский в зеленом сюртуке стоял под  статуей.  Он  простер  над нами иссохшую руку и  проклял  нас.  Казаки  выпучили  глаза  и  развесили соломенные чубы. Громовым голосом звонарь церкви  святого  Валента  предал нас анафеме на чистейшей латыни. Потом он отвернулся,  упал  на  колени  и обнял ноги спасителя.

    Придя к себе в штаб, я написал рапорт начальнику дивизии об оскорблении религиозного чувства местного населения. Костел было приказано закрыть,  а виновных, подвергнув  дисциплинарному  взысканию,  предать  суду  военного трибунала.

          ЭСКАДРОННЫЙ ТРУНОВ

    В полдень мы привезли в Сокаль простреленное тело Трунова, эскадронного нашего командира. Он был убит утром в бою с  неприятельскими  аэропланами. Все попадания у Трунова были в лицо, щеки его  были  усеяны  ранами,  язык вырван. Мы обмыли, как умели, лицо мертвеца для того, чтобы  вид  его  был менее ужасен, мы положили кавказское седло  у  изголовья  гроба  и  вырыли Трунову могилу на торжественном  месте  -  в  общественном  саду,  посреди города, у самого забора. Туда явился наш эскадрон на конях, штаб  полка  и военком дивизии. И в два часа, по соборным часам,  дряхлая  наша  пушчонка дала первый выстрел. Она салютовала мертвому командиру во все старые  свои три дюйма, она сделала полный салют, и мы поднесли гроб  к  открытой  яме. Крышка гроба была открыта, полуденное чистое солнце освещало длинный труп, и рот его,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту