Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

55

пленный и покачнулся.

    - Фабричная у тебя матка,  -  сказал  Андрюшка,  все  приглядываясь,  и подушечками пальцев потрогал у поляка холеные ногти, -  фабричная  у  тебя матка, наш брат таких не нашивал...

    Он еще раз пощупал егеревские кальсоны и взял  за  руку  девятого,  для того чтобы отвести к остальным пленным, уже записанным. Но в это мгновение я  увидел  Трунова,  вылезающего  из-за  бугра.  Кровь  стекала  с  головы эскадронного, как дождь  со  скирды,  грязная  тряпка  его  размоталась  и повисла, он полз на животе и держал карабин  в  руках.  Это  был  японский карабин, отлакированный и с сильным боем. С двадцати  шагов  Пашка  разнес юноше череп, и мозги поляка посыпались мне на руки. Тогда Трунов  выбросил гильзы из ружья и подошел ко мне.

    - Вымарай одного, - сказал он, указывая на список.

    - Не стану вымарывать, - ответил я, содрогаясь, -  Троцкий,  видно,  не для тебя приказы пишет, Павел...

    - Вымарай одного! - повторил Трунов и ткнул в бумажку черным пальцем.

    - Не стану вымарывать! - закричал я изо всех сил. - Было десять,  стало восемь, в штабе не посмотрят на тебя, Пашка...

    - В штабе через несчастную нашу жизнь посмотрят,  -  ответил  Трунов  и стал подвигаться ко мне, весь разодранный, охрипший и  в  дыму,  но  потом остановился, поднял к небесам окровавленную  голову  и  сказал  с  горьким упреком: - Гуди, гуди, - сказал он, - эвон еще и другой гудит...

    И эскадронный показал  нам  четыре  точки  в  небе,  четыре  бомбовоза, заплывавшие за сияющие лебединые облака.  Это  были  машины  из  воздушной эскадрильи майора Фаунт-Ле-Ро, просторные бронированные машины.

    - По коням! - закричали взводные, увидев их, и на рысях отвели эскадрон к лесу, но Трунов не поехал со своим эскадроном. Он остался у станционного здания, прижался к стене и затих. Андрюшка Восьмилетов и два  пулеметчика, два босых парня в малиновых рейтузах, стояли возле него и тревожились.

    - Нарезай винты, ребята, - сказал им Трунов, и кровь стала  уходить  из его лица, - вот донесение Пугачеву от меня...

    И гигантскими мужицкими буквами Трунов написал на косо выдранном листке бумаги:

    "Имея погибнуть сего числа, - написал он, -  нахожу  долгом  приставить двух номеров к  возможному  сбитию  неприятеля  и  в  то  же  время  отдаю командование Семену Голову, взводному..."

    Он запечатал письмо, сел на  землю  и,  понатужившись,  стянул  с  себя сапоги.

    - Пользовайся, - сказал он, отдавая пулеметчикам донесение и сапоги,  - пользовайся, сапоги новые...

    - Счастливо вам, командир, -  пробормотали  ему  в  ответ  пулеметчики, переступили с ноги на ногу и мешкали уходить.

    - И вам счастливо, - сказал Трунов, - как-нибудь, ребята... - и пошел

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту