Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

56

к пулемету, стоявшему на холмике у станционной будки. Там ждал его  Андрюшка Восьмилетов, барахольщик.

    - Как-нибудь, - сказал ему Трунов и взялся наводить пулемет.  -  Ты  со мной, што ль, побудешь, Андрей?..

    - Господа Иисуса, - испуганно ответил Андрюшка,  всхлипнул,  побелел  и засмеялся, - господа Иисуса хоругву мать!..

    И стал наводить на аэроплан второй пулемет.

    Машины залетали над  станцией  все  круче,  они  хлопотливо  трещали  в вышине, снижались, описывали дуги, и  солнце  розовым  лучом  ложилось  на блеск их крыльев.

    В это время мы, четвертый эскадрон, сидели в  лесу.  Там,  в  лесу,  мы дождались неравного боя  между  Пашкой  Труновым  и  майором  американской службы Реджинальдом Фаунт-Ле-Ро. Майор и  три  его  бомбометчика  выказали уменье в этом бою.  Они  снизились  на  триста  метров  и  расстреляли  из пулеметов сначала Андрюшку, потом Трунова. Все ленты,  выпущенные  нашими, не причинили американцам вреда; аэропланы улетели в  сторону,  не  заметив эскадрона, спрятанного в лесу. И поэтому,  выждав  с  полчаса,  мы  смогли поехать за трупами. Тело Андрюшки Восьмилетова  забрали  два  его  родича, служившие в нашем эскадроне, а Трунова,  покойного  нашего  командира,  мы отвезли в готический Сокаль и похоронили его там на торжественном месте  - в общественном саду, в цветнике, посредине города.

          ИВАНЫ

    Дьякон Аггеев бежал с фронта дважды. Его отдали  за  это  в  Московский клейменый полк. Главком Каменев, Сергей Сергеевич,  смотрел  этот  полк  в Можайске перед отправкой на позиции.

    - Не надо их мне, - сказал главком, -  обратно  их  в  Москву,  отхожие чистить...

    В Москве кое-как сбили из клейменых маршевую роту. В числе других попал дьякон. Он  прибыл  на  польский  фронт  и  сказался  там  глухим.  Лекпом Барсуцкий из перевязочного отряда, провозившись с ним  неделю,  не  сломил его упорства.

    - Шут с ним, с глухарем, - сказал Барсуцкий санитару Сойченко, - подыщи в обозе телегу, отправим дьякона в Ровно на испытание...

    Сойченко ушел в обоз и добыл три телеги: на первой из них сидел кучером Акинфиев.

    - Иван, - сказал ему Сойченко, - отвезешь глухаря в Ровно.

    - Отвезти можно, - ответил Акинфиев.

    - И расписку мне доставишь в получении...

    - Ясно, - сказал Акинфиев, - а какая в ней причина, в глухоте его?..

    - Своя рогожа чужой рожи дороже, - сказал Сойченко, санитар. - Тут  вся причина. Фармазонщик он, а не глухарь...

    - Отвезти можно,  -  повторил  Акинфиев  и  поехал  следом  за  другими подводами.

    Всего собралось у перевязочного пункта три телеги. На  первую  посадили сестру, откомандированную  в  тыл,  вторую  отвели  для  казака,  больного воспалением почек, на третью сел Иван

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту