Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

60

дьякона, подходившего  ко  мне  все ближе.

    - Куды котишься, земляк? - кричал ему Коротков с первой телеги.

    - Оправиться, - пробормотал дьякон, схватил мою руку и поцеловал ее.  - Вы славный господин, - прошептал он, гримасничая, дрожа и хватая воздух. - Прошу вас свободною минутой отписать в город Касимов,  пущай  моя  супруга плачет обо мне...

    - Вы глухи, отец дьякон, - закричал я в упор, - или нет?

    - Виноват, - сказал он, - виноват, - и наставил ухо.

    - Вы глухи, Аггеев, или нет?

    - Так точно, глух, - сказал он поспешно. - Третьего дня я имел  слух  в совершенстве, но товарищ Акинфиев стрельбою  покалечил  мой  слух.  Они  в Ровно обязаны были меня предоставить, товарищ Акинфиев,  но  полагаю,  что они вряд ли меня доставят...

    И, упав на колени, дьякон пополз между телегами  головой  вперед,  весь опутанный поповским всклокоченным волосом.  Потом  он  поднялся  с  колен, вывернулся между вожжами и подошел к Короткову. Тот отсыпал ему табак, они скрутили папиросы и закурили друг у друга.

    - Так-то вернее, - сказал Коротков и опростал возле себя место.

    Дьякон сел с ним рядом, и они замолчали.

    Потом проснулся Акинфиев. Он вывалил воловью ногу  из  мешка,  подрезал ножиком зеленое мясо и раздал всем по куску. Увидев загнившую эту ногу,  я почувствовал слабость и отчаяние и отдал обратно свое мясо.

    - Прощайте, ребята, - сказал я, - счастливо вам...

    - Прощай, - ответил Коротков.

    Я взял седло с телеги и ушел, и, уходя, слышал нескончаемое  бормотание Ивана Акинфиева.

    - Вань, - говорил он дьякону, - большую ты, Вань, промашку дал. Тебе бы имени моего ужаснуться, а ты в  мою  телегу  сел.  Ну,  если  мог  ты  еще прыгать, покеле меня не встренул, так теперь надругаюсь я над тобой, Вань, как пить дам надругаюсь...

          ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ ОДНОЙ ЛОШАДИ

    Четыре  месяца  тому  назад  Савицкий,  бывший  наш  Начдив,  забрал  у Хлебникова, командира первого эскадрона, белого  жеребца.  Хлебников  ушел тогда из армии, а сегодня Савицкий получил от него письмо.

    Хлебников - Савицкому

    "И никакой злобы на Буденную армию больше иметь не могу, страдания  мои посередь той армии понимаю и содержу их в  сердце  чище  святыни.  А  вам, товарищ Савицкий, как всемирному герою, трудящаяся  масса  Витебщины,  где нахожусь председателем уревкома, шлет пролетарский клич -  "Даешь  мировую революцию!" - и желает, чтобы тот белый жеребец ходил под вами долгие годы по мягким тропкам для пользы всеми любимой свободы и братских республик, в которых особенный  глаз  должны  мы  иметь  за  властью  на  местах  и  за волостными единицами в административном отношении..."

    Савицкий - Хлебникову

    "Неизменный товарищ Хлебников! Которое

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту