Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

68

побеждены. Они растревожили этим Кустова нельзя сказать как,  и  тот  стал обрывать свою рану, помещавшуюся у  него  на  левом  плече,  над  кровавым сердцем бойца и пролетария. Видя эту натугу, сиделки поутихли,  но  только поутихли  они  на  самое  малое  время,  а    потом    опять    завели    свое издевательство    беспартийной    массы    и    стали    подсылать      охотников повытаскивать из-под нас, сонных, одежду или  заставляли  для  культработы играть театральную ролю в женском платье, что не подобает.

    Немилосердные сиделки... Не однажды примерялись они к  нам  ради  одежи сонным порошком, так что отдыхать мы  стали  в  очередь,  имея  один  глаз раскрывши, и в отхожее даже по  малой  нужде  ходили  в  полной  форме,  с наганами. И отстрадавши так неделю с одним днем, мы стали  заговариваться, получили видения и, наконец, проснувшись в  обвиняемое  утро,  4  августа, заметили в себе ту  перемену,  что  лежим  в  халатах  под  номерами,  как каторжники,  без  оружия  и  без    одежи,    вытканной    матерями    нашими, слабосильными  старушками  с  Кубани...  И  солнышко,  видим,  великолепно светит, а окопная пехота, среди  которой  страдало  три  красных  конника, фулиганит над нами и с ней немилосердные  сиделки,  которые  всыпавши  нам накануне сонного порошку, трясут теперь молодыми грудьями и несут  нам  на блюдах какаву, а молока в этом какаве хоть  залейся!  От  развеселой  этой карусели пехота стучит костылями громко до ужасти и щиплет нам  бока,  как купленным девкам, дескать,  отвоевалась  и  она,  Первая  Конная  Буденная армия. Но нет, раскудрявые товарищи, которые наели очень чудные пуза,  что ночью играют, как на пулеметах: не отвоевалась она, а только  отпросившись вроде как по надобности, сошли мы трое во двор и со двора пустились  мы  в жару, в синих язвах к гражданину Бойдерману, к предуревкома, без которого, товарищ следователь Бурденко, этого недоразумения со стрельбой,  возможная вещь, и не существовало бы, то есть без  того  предуревкома,  от  которого совершенно мы потерялись. И хотя мы не можем дать  твердого  материала  на гражданина Бойдермана,  но  только,  зайдя  к  предуревкома,  мы  обратили внимание на гражданина пожилых лет, в  тулупе,  по  национальности  еврея, который сидит за столом,  стол  его  набит  бумагами,  что  это  некрасота смотреть... Гражданин Бойдерман кидает глазами то туда то сюда,  и  видно, что он ничего не может понимать в этих бумагах, ему горе с этими бумагами, тем более сказать, что неизвестные, но заслуженные бойцы грозно подступают к гражданину Бойдерману за  продовольствием,  вперебивку  с  ними  местные работники указывают на контру в окрестных селах, и тут же являются рядовые работники центра,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту