Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

69

которые желают венчаться в уревкоме в самой  скорости  и без волокиты... Так же и мы возвышенным голосом изложили случай с  изменой в госпитале, но гражданин Бойдерман только пучил  на  нас  глаза  и  опять кидал их то туда то сюда, и ласкал нам плечи, что уже  не  есть  власть  и недостойно власти, резолюции никак не давал, а  только  заявлял:  товарищи бойцы, если вы жалеете советскую власть, то оставьте это помещение, на что мы не  могли  согласиться,  то  есть  оставить  помещение,  а  потребовали поголовное удостоверение личности, не получив какового потеряли  сознание. И, находясь без сознания, мы  вышли  на  площадь,  перед  госпиталем,  где обезоружили милицию в составе одного  человека  кавалерии  и  нарушили  со слезами три незавидных стекла в вышеописанной кладовке. Доктор  Явейн  при этом недопустимом факте делал фигуры и смешки, и это в такой момент, когда товарищ Кустов должен был через четыре дня скончаться от своей болезни!

    В короткой красной своей жизни товарищ Кустов без  края  тревожился  об измене, которая вот она мигает нам из окошка,  вот  она  насмешничает  над грубым пролетариатом, но пролетариат, товарищи, сам знает, что он  грубый, нам больно от этого, душа горит и рвет огнем тюрьму тела...

    Измена, говорю я вам, товарищ  следователь  Бурденко,  смеется  нам  из окошка, измена ходит, разувшись, в нашем дому, измена  закинула  за  спину штиблеты, чтобы не скрипели половицы в обворовываемом дому..."

          ЧЕСНИКИ

    Шестая дивизия скопилась в лесу, что у деревни Чесники, и ждала сигнала к атаке. Но Павличенко, начдив шесть, поджидал вторую бригаду и  не  давал сигнала. Тогда к начдиву подъехал Ворошилов. Он толкнул его мордой  лошади в грудь и сказал:

    - Волыним, начдив шесть, волыним.

    - Вторая  бригада,  -  ответил  Павличенко  глухо,  -  согласно  вашего приказания идет на рысях к месту происшествия.

    - Волыним, начдив шесть, волыним, - сказал Ворошилов и рванул  на  себе ремни.

    Павличенко отступил от него на шаг.

    - Во имя совести, - закричал он и стал ломать сырые пальцы,  -  во  имя совести, не торопить меня, товарищ Ворошилов...

    - Не торопить, - прошептал Клим Ворошилов, член Реввоенсовета, и закрыл глаза. Он сидел на лошади, глаза его были прикрыты, он  молчал  и  шевелил губами. Казак в лаптях и в котелке смотрел на него с недоумением. Скачущие эскадроны шумели в лесу,  как  шумит  ветер,  и  ломали  ветви.  Ворошилов расчесывал маузером гриву своей лошади.

    - Командарм, - закричал он, оборачиваясь к Буденному, -  скажи  войскам напутственное слово. Вот он стоит на холмике, поляк, стоит, как  картинка, и смеется над тобой...

    Поляки, в самом деле, были видны  в  бинокль.  Штаб  армии  вскочил

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту