Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

71

в гриву и вдруг закричал мне с отчаянием:

    - Вот, Кирилл Васильич, обратите маленькое внимание,  какое  надругание она надо мной делает. Это цельный месяц я от нее вытерпляю несказанно што. Куды ни повернусь - она тут, куды ни кинусь - она  загородка  путя  моего: спусти ей жеребца да спусти ей жеребца. Ну, когда начдив  каждодневно  мне наказывает: "К  тебе,  -  говорит,  -  Степка,  при  таком  жеребце  много проситься будут, но не моги ты пускать его по четвертому году..."

    - Вас небось по пятнадцатому году  пускаешь,  -  пробормотала  Сашка  и отвернулась. - По пятнадцатому небось, и ничего,  молчишь,  только  пузыри пускаешь...

    Она отошла к своей кобыле, укрепила подпруги и изготовилась ехать.

    Шпоры на ее туфлях гремели, ажурные  чулки  были  забрызганы  грязью  и убраны сеном, чудовищная грудь ее закидывалась за спину.

    - Целковый-то я привезла, - сказала Сашка в сторону и  поставила  туфлю со шпорой в стремя. - Привезла, да вот отвозить надо.

    Женщина вынула два новеньких  полтинника,  поиграла  ими  на  ладони  и спрятала опять за пазуху.

    - Сделаемся, што ль?  -  сказал  тогда  Дуплищев,  не  спуская  глаз  с серебра, и повел жеребца.

    Сашка выбрала покатое место на полянке и поставила кобылу.

    - Ты один, видно, на земле с жеребцом ходишь, - сказала  она  Степке  и стала направлять Урагана, - да только кобыленка у  меня  позиционная,  два года не покрыта, - дай, думаю, хороших кровей добуду...

    Сашка справилась с жеребцом и потом отвела в сторонку свою лошадь.

    - Вот мы и с начинкой,  девочка,  -  прошептала  она,  поцеловала  свою кобылу  в  лошадиные  пегие  мокрые  губы  с  нависшими  палочками  слюны, потерлась о лошадиную морду и стала вслушиваться в шум, топавший по лесу.

    - Вторая бригада бежит, - сказала Сашка строго и обернулась ко  мне.  - Ехать надо, Лютыч...

    - Бежит, не бежит, - закричал Дуплищев, а у него перехватило в горле, - ставь, дьякон, деньги на кон...

    - С деньгами я вся тут, - пробормотала Сашка и вскочила на кобылу.

    Я бросился за ней, и мы двинулись галопом. Вопль Дуплищева раздался  за нами и легкий стук выстрела.

    - Обратите маленькое внимание! - кричал казачонок и изо всех сил  бежал по лесу.

    Ветер прыгал между ветвями, как обезумевший заяц, вторая бригада летела сквозь галицийские дубы, безмятежная пыль канонады восходила  над  землей, как над мирной хатой. И по знаку начдива мы пошли  в  атаку,  незабываемую атаку при Чесниках.

          ПОСЛЕ БОЯ

    История распри моей с Акинфиевым такова.

    Тридцать  первого  числа  случилась  атака  при    Чесниках.    Эскадроны скопились в лесу  возле  деревни  и  в  шестом  часу  вечера  кинулись  на неприятеля. Он ждал нас на возвышенности,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту