Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

79

снова.  Я  подкладывал  под седло по три потника, но езды правильной не было, рубцы  не  затягивались. От сознания, что я сижу на открытой ране, меня всего зудило.

    Один казак из нашего взвода, Бизюков по фамилии, был земляк Тихомолову, он знал Пашкиного отца там, на Тереке.

    - Евоный отец, Пашкин, - сказал мне однажды Бизюков, - коней  по  охоте разводит... Боевитый ездок, дебелый... В табун приедет - ему  сейчас  коня выбирать... Приводят. Он станет против коня,  ноги  расставит,  смотрит... Чего тебе надо?.. А ему вот чего надо: махнет кулачищем, даст раз промежду глаз - коня нету. Ты зачем, Калистрат, животную решил?.. По моей, говорит, страшенной охоте  мне  на  этом  коне  не  ездить...  Меня  этот  конь  не заохотил... У меня, говорит, охота,  смертельная...  Боевитый  ездок,  это нечего сказать.

    И вот Аргамак,  оставленный  в  живых  Пашкиным  отцом,  выбранный  им, достался мне. Как быть дальше? Я прикидывал в уме множество планов.  Война избавила меня от забот.

    Конная армия атаковала Ровно. Город был взят. Мы  пробыли  в  нем  двое суток. На следующую ночь поляки оттеснили нас.  Они  дали  бой  для  того, чтобы провести отступающие  свои  части.  Маневр  удался.  Прикрытием  для поляков  послужили  ураган,    секущий    дождь,    летняя    тяжелая    гроза, опрокинувшаяся на мир в потоках черной воды. Мы очистили город на сутки. В ночном этом бою пал серб Дундич, храбрейший из людей. В этом бою дрался  и Пашка Тихомолов. Поляки налетели на его обоз. Место  было  равнинное,  без прикрытия. Пашка построил свои телеги боевым порядком, ему одному ведомым. Так, верно, строили римляне свои колесницы. У Пашки оказался пулемет. Надо думать, он украл его и спрятал на случай. Этим пулеметом Тихомолов отбился от нападения, спас имущество  и  вывел  весь  обоз,  за  исключением  двух подвод, у которых застрелены были лошади.

    - Ты что бойцов маринуешь, - сказали  Баулину  в  штабе  бригады  через несколько дней после этого боя.

    - Верно, надо, если мариную...

    - Смотри, нарвешься...

    Амнистии Пашке объявлено не было, но мы знали, что он придет. Он пришел в калошах на босу ногу. Пальцы его были обрублены,  с  них  свисали  ленты черной марли. Ленты волочились за ним, как мантия.  Пашка  пришел  в  село Будятичи на площадь перед костелом, где у коновязи  поставлены  были  наши кони. Баулин сидел на ступеньках костела  и  парил  себе  в  лохани  ноги. Пальцы ног у него подгнили. Они были розоватые, как бывает розовым  железо в начале закалки. Клочья юношеских соломенных  волос  налипли  Баулину  на лоб. Солнце горело на кирпичах и черепице костела. Бизюков, стоявший рядом с эскадронным, сунул ему в рот папиросу и зажег. Тихомолов, волоча  рваную

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту