Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

6

всякого другого. Но  он  сказал  Грачу  "да"  и  в  тот  же  день  написал Тартаковскому письмо, похожее на все письма в этом роде:

    "Многоуважаемый Рувим Осипович! Будьте  настолько  любезны  положить  к субботе под бочку с дождевой водой... - и так далее. -  В  случае  отказа, как вы это себе в  последнее  время  стали  позволять,  вас  ждет  большое разочарование в вашей семейной жизни. С  почтением  знакомый  вам  Бенцион Крик".

    Тартаковский не поленился и ответил без промедления.

    "Беня! Если бы ты был идиот, то я бы написал тебе как идиоту! Но я тебя за такого не  знаю,  и  упаси  боже  тебя  за  такого  знать.  Ты,  видно, представляешься мальчиком. Неужели  ты  не  знаешь,  что  в  этой  году  в Аргентине такой урожай, что хоть завались, и мы сидим с нашей пшеницей без почина?.. И скажу тебе, положа руку на сердце, что мне надоело на старости лет кушать такой горький кусок хлеба и переживать эти неприятности,  после того как я отработал всю жизнь, как последний ломовик. И  что  же  я  имею после  этих  бессрочных  каторжных  работ?  Язвы,    болячки,    хлопоты    и бессонницу. Брось этих глупостей, Беня. Твой друг, гораздо больше, чем  ты это предполагаешь, - Рувим Тартаковский".

    "Полтора жида" сделал свое. Он написал письмо. Но  почта  не  доставила письмо по адресу. Не получив ответа, Беня рассерчал. На следующий день  он явился с четырьмя друзьями в контору Тартаковското. Четыре юноши в  масках и с револьверами ввалились в комнату.

    - Руки вверх! - сказали они и стали махать пистолетами.

    - Работай спокойнее, Соломон, - заметил Беня одному из тех, кто  кричал громче других, - не имей  эту  привычку  быть  нервным  на  работе,  -  и, оборотившись к приказчику, белому, как смерть, и желтому,  как  глина,  он спросил его:

    - "Полтора жида" в заводе?

    -  Их  нет  в  заводе,  -  ответил  приказчик,  фамилия  которого  была Мугинштейн, а по имени он звался Иосиф и был  холостым  сыном  тети  Песи, куриной торговки с Серединской площади.

    - Кто будет здесь, наконец, за хозяина? - стали допрашивать несчастного Мугинштейна.

    - Я здесь буду за хозяина, - сказал  приказчик,  зеленый,  как  зеленая трава.

    - Тогда отчини нам, с божьей помощью, кассу! -  приказал  ему  Беня,  и началась опера в трех действиях.

    Нервный Соломон складывал в чемодан деньги, бумаги, часы и  монограммы; покойник Иосиф стоял перед ним с поднятыми руками,  и  в  это  время  Беня рассказывал истории из жизни еврейского народа.

    - Коль  раз  он  разыгрывает  из  себя  Ротшильда,  -  говорил  Беня  о Тартаковском, - так пусть он горит огнем.  Объясни  мне,  Мугинштейн,  как другу: вот получает он от меня деловое письмо: отчего бы ему не  сесть  за пять

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту