Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

9

черные плюмажи. Шестьдесят певчих шли впереди процессии. Певчие были  мальчиками, но они пели женскими голосами. Старосты синагоги торговцев кошерной птицей вели тетю Песю под руки. За  старостами  шли  члены  общества  приказчиков евреев, а за приказчиками евреями - присяжные поверенные, доктора медицины и  акушерки-фельдшерицы.  С  одного  бока  тети  Песи  находились  куриные торговки старого базара, а с другого бока находились почетные молочницы  с Бугаевки, завороченные в оранжевые шали. Они топали ногами,  как  жандармы на параде в табельный день. От их широких бедер шел запах моря и молоке. И позади всех плелись служащие Рувима Тартаковского. Их  было  сто  человек, или двести, или две  тысячи.  На  них  были  черные  сюртуки  с  шелковыми лацканами и новые сапоги, которые скрипели, как поросята в мешке.

    И вот я буду  говорить,  как  говорил  господь  на  горе  Синайской  из горящего куста. Кладите себе в уши мои слова. Все, что я  видел,  я  видел своими глазами, сидя здесь, на стене второго кладбища, рядом  с  шепелявым Мойсейкой и Шимшоном из погребальной  конторы.  Видел  это  я,  Арье-Лейб, гордый еврей, живущий при покойниках.

    Колесница  подъехала  к  кладбищенской  синагоге.  Гроб  поставили    на ступени. Тетя Песя дрожала, как птичка. Кантор вылез из  фаэтона  и  начал панихиду. Шестьдесят певчих вторили ему. И в эту минуту красный автомобиль вылетел из-за поворота. Он проиграл "Смейся,  паяц"  и  остановился.  Люди молчали как  убитые.  Молчали  деревья,  певчие,  нищие.  Четыре  человека вылезли из-под красной крыши и тихим шагом поднесли к колеснице  венок  из невиданных роз. А когда панихида кончилась, четыре  человека  подвели  под гроб свои стальные плечи, с горящими глазами и выпяченной грудью  зашагали вместе с членами общества приказчиков евреев.

    Впереди шел Беня Крик, которого тогда никто  еще  не  называл  Королем. Первым приблизился он к могиле, взошел на холмик и простер руку.

    - Что хотите вы делать, молодой человек? - подбежал к  нему  Кофман  из погребального братства.

    - Я хочу сказать речь, - ответил Беня Крик.

    И он сказал речь. Ее слышали все,  кто  хотел  слушать.  Ее  слышал  я, Арье-Лейб, и шепелявый Мойсейка, который сидел на стене со мною рядом.

    - Господа и дамы, - сказал Беня Крик, - господа и дамы, - сказал он,  и солнце встало над его головой, как часовой с ружьем. -  Вы  пришли  отдать последний долг честному труженику, который погиб за медный грош. От своего имени и от имени всех, кто здесь не присутствует, благодарю вас. Господа и дамы! Что видел наш дорогой Иосиф в своей жизни? Он видел  пару  пустяков. Чем занимался он? Он пересчитывал чужие деньги. За что погиб он? Он  погиб за весь трудящийся

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту