Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

12

потому что  она  была  простая  девушка  из  Тульчина,  из своекорыстного подслеповатого городишки. В ней было весу пять пудов и  еще несколько фунтов, всю жизнь прожила  она  с  ехидной  порослью  подольских маклеров, странствующих книгонош, лесных подрядчиков и никогда  не  видела таких людей, как Соломончик Каплун. Поэтому, увидев его, она стала шаркать по земле толстыми ногами, обутыми в мужские штиблеты, и сказала отцу.

    - Папаша, -  сказала  она  громовым  голосом,  -  посмотрите  на  этого господинчика: у него ножки, как у куколки, я задушила бы такие ножки...

    - Эге, пани Грач, -  прошептал  тогда  старый  еврей,  сидевший  рядом, старый еврей, по фамилии  Голубчик,  -  я  вижу,  дите  ваше  просится  на травку...

    - Вот морока на мою голову, - ответил Фроим Голубчику, поиграл кнутом и пошел к себе спать и заснул спокойно, потому что не поверил старику. Он не поверил старику и оказался кругом  неправ.  Прав  был  Голубчик.  Голубчик занимался сватовством на нашей  улице,  по  ночам  он  читал  молитвы  над зажиточными покойниками и знал о жизни все, что можно о ней  знать.  Фроим Грач был неправ. Прав был Голубчик.

    И действительно, с этого  дня  Васька  все  свои  вечера  проводила  за воротами. Она сидела на лавочке и шила себе приданое.  Беременные  женщины сидели с ней рядом; груды холста ползли по ее раскоряченным могущественным коленям; беременные бабы наливались  всякой  всячиной,  как  коровье  вымя наливается на пастбище розовым молоком весны, и в это время мужья их, один за  другим  приходили  с  работы.  Мужья  бранчливых  жен    отжимали    под водопроводным краном всклокоченные свои  бороды  и  уступали  потом  место горбатым старухам. Старухи купали в корытах жирных младенцев, они  шлепали внуков по сияющим ягодицам и заворачивали их в поношенные свои юбки. И вот Баська из Тульчина увидела жизнь Молдаванки, щедрой нашей матери, - жизнь, набитую сосущими младенцами, сохнущим тряпьем и брачными  ночами,  полными пригородного шику и солдатской неутомимости. Девушка захотела и себе такой же жизни,  но  она  узнала  тут,  что  дочь  одноглазого  Грача  не  может рассчитывать на достойную партию. Тогда она перестала называть отца отцом.

    - Рыжий вор,  -  кричала  она  ему  по  вечерам,  -  рыжий  вор,  идите вечерять...

    И это продолжалось до тех пор, пока Баська не сшила себе  шесть  ночных рубашек и шесть  пар  панталон  с  кружевными  оборками.  Кончив  подшивку кружев, она заплакала тонким голосом, непохожим на  ее  голос,  и  сказала сквозь слезы непоколебимому Грачу:

    - Каждая девушка, - сказала она ему, - имеет свой интерес  в  жизни,  и только одна я живу как ночной сторож при чужом  складе.  Или  сделайте  со мной что-нибудь,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту