Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

17

за ограды, и поцелуи раздавались на могильных плитах.

          ЛЮБКА КАЗАК

    На Молдаванке, на углу Дальницкой и Балковской улиц,  стоит  дом  Любки Шнейвейс. В ее доме помещается  винный  погреб,  постоялый  двор,  овсяная лавка и голубятня на сто пар крюковских и николаевских голубей. Лавки  эти и участок номер сорок шесть на  одесских  каменоломнях  принадлежат  Любке Шнейвейс,  прозванной  Любкой  Казак,  и    только    голубятня    составляет собственность  сторожа  Евзеля,    отставного    солдата    с    медалью.    По воскресеньям Евзель выходит на Охотницкую и продает голубей чиновникам  из города и соседским мальчишкам. Кроме сторожа на Любкином дворе  живет  еще Песя-Миндл, кухарка и сводница, и управляющий Цудечкис,  маленький  еврей, похожий ростом и бороденкой на молдаванского раввина нашего - Бен  Зхарью. О Цудечкисе я знаю много историй. Первая из  них  -  история  о  том,  как Цудечкис поступил управляющим на постоялый двор Любки, прозванной Казак.

    Лет десять тому назад Цудечкис смаклеровал одному помещику молотилку  с конным  приводом  и  вечером  повел  помещика  к  Любке  для  того,  чтобы отпраздновать покупку. Покупщик его носил возле усов подусники и  ходил  в лаковых сапогах. Песя-Миндл дала ему на ужин фаршированную еврейскую  рыбу и потом очень хорошую барышню, по  имени  Настя.  Помещик  переночевал,  и наутро  Евзель  разбудил  Цудечкиса,  свернувшегося  калачиком  у    порога Любкиной комнаты.

    - Вот, - сказал Евзель, - вы хвалились вчера вечером, что помещик купил через вас молотилку, так будьте известны, что, переночевав, он  убежал  на рассвете, как самый последний. Теперь вынимайте два  рубля  за  закуску  и четыре рубля за барышню. Видно, вы тертый старик.

    Но Цудечкис не отдал денег. Евзель втолкнул его тогда в Любкину комнату и запер на ключ.

    - Вот, - сказал сторож, - ты будешь здесь,  а  потом  приедет  Любка  с каменоломни и с божьей помощью выймет из тебя душу. Аминь.

    - Каторжанин, - ответил солдату Цудечкис и стал осматриваться  в  новой комнате, - ты ничего не знаешь, каторжанин, кроме своих голубей, а я  верю еще в бога, который выведет меня отсюда, как вывел всех евреев  -  сначала из Египта и потом из пустыни...

    Маленький маклер много еще хотел высказать Евзелю,  но  солдат  взял  с собой ключ и ушел, громыхая сапогами. Тогда Цудечкис обернулся и увидел  у окна  сводницу  Песю-Миндл,  которая  читала  книгу    "Чудеса    и    сердце Баал-Шема". Она читала хасидскую книгу с золотым обрезом  и  качала  ногой дубовую люльку. В люльке этой лежал Любкин сын, Давидка, и плакал.

    -  Я  вижу  хорошие  порядки  на  этом  Сахалине,  -  сказал    Цудечкис Песе-Миндл, - вот лежит ребенок и разрывается  на  части,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту