Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

20

китайской улице; он запел  чуть  слышно  и  упал  на  землю,  когда  Любка толкнула его кулаком.

    - Смотрите, какой хорошо грамотный,  -  сказала  о  нем  Любка  мистеру Троттибэрну, - последнее молоко пропадет у меня от этого  малайца,  а  вот тот еврей съел уже меня за это молоко...

    И она указала на Цудечкиса, который, стоя в окне,  стирал  свои  носки. Маленькая лампа коптила в комнате у  Цудечкиса,  лоханка  его  пенилась  и шипела, он высунулся из окна, почувствовав, что говорят о нем, и  закричал с отчаянием.

    - Ратуйте, люди! - закричал он и помахал руками.

    - Цыть, мурло! - захохотала Любка. - Цыть.

    Она бросила в старика камнем, но не  попала  с  первого  раза.  Женщина схватила тогда пустую бутылку из-под вина. Но мистер  Троттибэрн,  старший механик, взял у нее бутылку, нацелился и угодил в раскрытое окно.

    - Мисс Любка, - сказал старший механик, вставая, и  он  собрал  к  себе пьяные ноги, - много достойных людей  приходят  ко  мне,  мисс  Любка,  за товаром, но я никому не даю его, ни мистеру Кунинзону, ни мистеру Батю, ни мистеру Купчику, никому, кроме вас, потому что разговор ваш  мне  приятен, мисс Любка...

    И, утвердившись на вздрогнувших ногах, он взял за плечи своих матросов, одного  англичанина,  другого  малайца,  и  пошел  танцевать  с  ними    по захолодевшему двору. Люди с "Плутарха" - они танцевали в  глубокомысленном молчании. Оранжевая звезда, скатившись к самому краю  горизонта,  смотрела на них во все глаза. Потом они получили деньги, взялись за руки и вышли на улицу, качаясь, как качается висячая лампа на корабле. С  улицы  им  видно было море, черная вода Одесского залива, игрушечные  флаги  на  потонувших мачтах  и  пронизывающие  огни,  зажженные  в  просторных  недрах.    Любка проводила танцующих гостей до переезда; она осталась одна на пустой улице, засмеялась своим мыслям и вернулась домой.  Заспанный  парень  в  ситцевой рубахе запер за нею ворота, Евзель принес хозяйке дневную выручку,  и  ока отправилась спать к себе наверх. Там дремала уже Песя-Миндл,  сводница,  и Цудечкис качал босыми ножками дубовую люльку.

    - Как вы замучили нас, бессовестная Любка, - сказал он и  взял  ребенка из люльки, - но вот учитесь у меня, паскудная мать...

    Он приставил мелкий гребень к  Любкиной  груди  и  положил  сына  ей  в кровать. Ребенок потянулся к матери,  накололся  на  гребень  и  заплакал. Тогда старик подсунул ему соску, но Давидка отвернулся от соски.

    - Что вы колдуете надо мной, старый плут? - пробормотала Любка засыпая.

    - Молчать, паскудная мать! - ответил ей Цудечкис. - Молчать и  учитесь, чтоб вы пропали...

    Дитя опять укололось о гребень, оно нерешительно взяло  соску  и  стало сосать ее.

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту