Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

22

полна  товару,  а постовым милиционером поставили туда Мотю с Головковской. Чего  еще  надо? Больше, кажется, ничего не надо.  Это  дело  предложил  мне  бухгалтер  из "Справедливости". Честное дело, верное дело, спокойное  деле.  Я  почистил мое тело платяной щеткой и переслал его Бене. Король сделал  вид,  что  не заметил моего тела. Тогда я кашлянул и сказал:

    - Так и так, Беня.

    Король  закусывал.  Графинчик  с  водочкой,  жирная  сигара,    жена    с животиком, седьмой месяц или восьмой, верно не  скажу.  Вокруг  террасы  - природа и дикий виноград.

    - Так и так, Беня, - говорю я.

    - Когда? - спрашивает он меня.

    - Коль раз вы меня спрашиваете, - отвечаю я  королю,  -  так  я  должен высказать свое мнение. По-моему, лучше всего с субботы на воскресенье.  На посту, между прочим, стоит никто иной, как Мотя с Головковской. Можно и  в будний день, но зачем, чтобы из спокойного дела вышло неспокойное?

    Такое у меня было мнение. И жена короля с ним согласилась.

    - Детка, - сказал ей тогда Беня, - я хочу, чтобы ты пошла отдохнуть  на кушетке.

    Потом он медленными пальцами сорвал золотой ободок с сигары и обернулся к Фроиму Штерну:

    - Скажи мне, Грач, мы заняты в субботу, или мы не заняты в субботу?

    Но Фроим Штерн человек себе на уме. Он рыжий  человек  с  одним  только глазом на голове. Ответить с открытой душой Фроим Штерн не может.

    - В субботу, - говорит он, - вы  обещали  зайти  в  общество  взаимного кредита...

    Грач делает вид, что ему больше нечего сказать, и он  беспечно  втыкает свой единственный глаз в самый дальний угол террасы.

    - Отлично, - подхватывает Беня Крик,  -  напомнишь  мне  в  субботу  за Цудечкиса, запиши это себе, Грач. Идите к своему  семейству,  Цудечкис,  - обращается ко мне король, - в субботу вечерком,  по  всей  вероятности,  я зайду  в  "Справедливость".  Возьмите  с  собой  мои  слова,  Цудечкис,  и начинайте идти.

    Король говорит мало, и он говорит вежливо. Это пугает людей так сильно, что они никогда его не переспрашивают. Я пошел со двора, пустился идти  по Госпитальной, завернул на Стеновую, потом остановился,  чтобы  рассмотреть Бенины слова. Я попробовал их на ощупь и на вес, я подержал их между моими передними зубами и увидел, что это совсем не те слова, которые мне нужны.

    - По всей вероятности, -  сказал  король,  снимая  медленными  пальцами золотой ободок с сигары. Король говорит мало, и он  говорит  вежливо.  Кто вникает в смысл немногих слов короля? По всей вероятности, зайду, или,  по всей вероятности, не зайду? Между да и нет лежат пять тысяч  комиссионных. Не считая двух коров, которых я держу для своей надобности, у меня  девять ртов, готовых есть. Кто дал мне право рисковать?

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту