Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

25

голодных птенчиков? Вы, такой-сякой, вы - Король, вы зять богача и сами богач, и ваш  отец  богач. Вы человек, перед которым открыто все и вся, что значит для Бенчика,  одно неудачное дело, когда следующая неделя принесет вам семь удачных? Не сметь бить моего Цудечкиса! Не сметь!

    Она спасла мне жизнь.

    Когда проснулись дети, они начали кричать совместно  с  моей  супругой. Беня все-таки испортил мне столько здоровья, сколько он понимал,  что  мне нужно испортить. Он оставил двести рублей на лечение и ушел. Меня  отвезли в Еврейскую больницу. В воскресенье я умирал, в понедельник я поправлялся, а во вторник у меня был кризис.

    Вот моя первая история.  Кто  виноват,  и  где  причина?  Неужели  Беня виноват? Нечего нам друг другу глаза замазывать. Другого такого, как  Беня Король - нет. Истребляя ложь, он ищет справедливость, и ту справедливость, которая в скобках и которая без скобок. Но ведь  все  другие  невозмутимы, как холодец, они не любят искать, они не будут искать, и это хуже.

    Я выздоровел. И это  для  того,  чтобы  из  Бениных  рук  перелететь  в Любкины. Сначала я о Бене, потом о  Любке  Шнейвейс.  На  этом  кончим.  И всякий скажет: точка стоит на том месте, где ей приличествует стоять.

          ТЫ ПРОМОРГАЛ, КАПИТАН!

    В Одесский порт пришел пароход "Галифакс".  Он  пришел  из  Лондона  за русской пшеницей.

    Двадцать седьмого  января,  в  день  похорон  Ленина,  цветная  команда парохода - три китайца, два негра и один  малаец  -  вызвала  капитана  на палубу. В городе гремели оркестры и мела метель.

    - Капитан ОНирн, - сказали негры, - сегодня  нет  погрузки,  отпустите нас в город до вечера.

    - Оставайтесь на местах, - ответил ОНирн, - шторм имеет девять баллов, и он усиливается: возле Санжейки замерз во льдах  "Биконсфильд",  барометр показывает то, чего ему лучше не показывать. В такую погоду команда должна быть на судне. Оставаться на местах.

    И, сказав,  это,  капитан  ОНирн  отошел  ко  второму  помощнику.  Они пересмеивались со вторым помощником, курили сигары и  показывали  пальцами на город, где в неудержимом горе мела метель и завывали оркестры.

    Два негра и три китайца слонялись без  толку  по  палубе.  Они  дули  в озябшие  ладони,  притопывали  резиновыми    сапогами    и    заглядывали    в приотворенную дверь капитанской каюты. Оттуда тек в  девятибалльный  шторм бархат диванов, обогретый коньяком и тонким дымом.

    - Боцман! - закричал ОНирн, увидев  матросов.  -  Палуба  не  бульвар, загоните-ка этих ребят в трюм.

    - Есть, сэр, - ответил  боцман,  колонна  из  красного  мяса,  поросшая красным волосом, - есть сэр, - и он взял за шиворот взъерошенного малайца. Он поставил его к борту,  выходившему 

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту