Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

34

увидев  меня,  - убег на целые веки... Тут народ деда нашего, вишь, как тюкнул...

    Кузьма засопел, отвернулся и стал вынимать у  деда  из  прорехи  штанов судака. Их было два судака всунуты в деда: один в прореху штанов, другой в рот, и хоть дед был мертв, но один судак жил еще и содрогался.

    - Деда нашего тюкнули,  никого  больше,  -  сказал  Кузьма,  выбрасывая судаков кошке, - он весь народ из матери в мать погнал, изматерил дочиста, такой славный... Ты бы ему пятаков на глаза нанес...

    Но тогда, десяти лет от роду, я не знал, зачем  бывают  надобны  пятаки мертвым людям.

    - Кузьма, - сказал я шепотом, - спаси нас...

    И я подошел к дворнику, обнял его старую кривую спину с одним  поднятым плечом и увидел деда из-за этой спины. Шойл лежал в опилках с раздавленной грудью, с вздернутой бородой, в грубых башмаках, одетых на босу ногу. Ноги его, положенные врозь, были грязны, лиловы, мертвы. Кузьма хлопотал вокруг них, он подвязал челюсти и все примеривался, чего бы  ему  еще  сделать  с покойником. Он хлопотал, как будто у него в дому была  обновка,  и  остыл, только расчесав бороду мертвецу.

    - Всех изматерил, - сказал он, улыбаясь, и оглянул труп  с  любовью,  - кабы ему татары попались, он татар погнал бы, но тут  русские  подошли,  и женщины с ними, кацапки, кацапам людей прощать обидно, я кацапов знаю...

    Дворник подсыпал покойнику опилок, сбросил плотницкий передник  и  взял меня за руку.

    - Идем к отцу, - пробормотал он, сжимая меня все крепче, - отец твой  с утра тебя ищет, как бы не помер...

    И вместе с Кузьмой мы пошли к дому податного инспектора, где спрятались мои родители, убежавшие от погрома.

          ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

    Десяти лет от роду я  полюбил  женщину  по  имени  Галина  Аполлоновна. Фамилия ее была Рубцова.  Муж  ее,  офицер,  уехал  на  японскую  войну  и вернулся в октябре тысяча девятьсот пятого года. Он привез с  собой  много сундуков. В этих сундуках были китайские вещи: ширмы, драгоценное  оружие, всего тридцать пудов. Кузьма говорил нам, что Рубцов  купил  эти  вещи  на деньги, которые  он  нажил  на  военной  службе  в  инженерном  управлении Маньчжурской армии. Кроме Кузьмы, другие люди говорили то же. Людям трудно было не судачить о Рубцовых, потому что Рубцовы  были  счастливы.  Дом  их прилегал к нашему владению, стеклянная их терраса захватывала часть  нашей земли, но отец не бранился с ними из-за этого. Рубцов, податной инспектор, слыл в нашем городе справедливым человеком, он водил знакомство с евреями. И когда с японской войны приехал офицер, сын старика, все мы увидели,  как дружно и счастливо они зажили. Галина Аполлоновна по  целым  дням  держала мужа за руки. Она не сводила с  него  глаз,  потому

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту