Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

43

решении мужа назвать сына Карлом?

    - Да.

    - Как назвала его ваша мать?

    - Янкелем.

    - А вы, свидетельница, как вы называли вашего сына?

    - Я называла его "дусенькой".

    - Почему именно дусенькой?..

    - Я всех детей называю дусеньками...

    - Идем дальше, - сказал Лининг, зубы его выпали, он подхватил их нижней губой и опять сунул в челюсть, - идем далее... Вечером, когда ребенок  был унесен к подсудимому Герчику, вас не было дома, вы были в  лечебнице...  Я правильно излагаю?

    - Я была в лечебнице.

    - В какой лечебнице вас пользовали?

    - На Нежинской улице, у доктора Дризо...

    - Пользовали у доктора Дризо...

    - Да.

    - Вы хорошо это помните?..

    - Как могу я не помнить...

    -  Имею  представить  суду  справку,  -    безжизненное    лицо    Лининга приподнялось над столом, - из этой справки  суд  усмотрит,  что  в  период времени, о котором идет речь, доктор Дризо  отсутствовал  и  находился  на конгрессе педиаторов в Харькове...

    Прокурор не возражал против приобщения справки.

    - Идем далее, - треща зубами, сказал Лининг.

    Свидетельница всем телом налегла на барьер. Шепот ее был едва слышен.

    - Может быть, это не был доктор Дризо, - сказала она, лежа на  барьере, - я не могу всего запомнить, я измучена...

    Лининг чесал карандашом в желтой бороде,  он  терся  сутулой  спиной  о скамью и двигал вставными зубами.

    На просьбу предъявить бюллетень из страхкассы Белоцерковская  ответила, что она потеряла его...

    - Идем далее, - сказал старик.

    Полина провела ладонью по лбу. Муж ее сидел на краю скамьи, отдельно от других свидетелей. Он сидел выпрямившись, подобрав под себя длинные ноги в кавалерийских  ботфортах...    Солнце    падало    на    его    лицо,    набитое перекладинами мелких и злых костей.

    - Я найду бюллетень, - прошептала Полина,  и  руки  ее  соскользнули  с барьера.

    Детский плач раздался в это  мгновенье.  За  дверью  плакал  и  кряхтел ребенок.

    - О чем ты думаешь,  Поля,  -  густым  голосом  прокричала  старуха,  - ребенок с утра не кормленный, ребенок захлял от крика...

    Красноармейцы, вздрогнув,  подобрали  винтовки.  Полина  скользила  все ниже, голова ее закинулась и легла на пол. Руки  взлетели,  задвигались  в воздухе и обрушились.

    - Перерыв, - закричал председатель.

    Грохот взорвался в  зале.  Блестя  зелеными  впадинами,  Белоцерковский журавлиными шагами подошел к жене.

    - Ребенка покормить, -  приставив  руки  рупором,  крикнули  из  задних рядов.

    - Покормят, - ответил издалека женский голос, - тебя дожидались...

    - Припутана дочка, - сказал рабочий, сидевший рядом со мной, - дочка  в доле...

    - Семья, брат, - произнес его сосед, -  ночное  дело,  темное...  Ночью запутают, днем

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту