Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

46

банкир  - последний из одесских негоциантов  -  завязывал  двухмесячную  интрижку  с грудастой примадонной. Она увозила с  собой  воспоминания,  не  отягчавшие совести, и колье, выбранное со вкусом и стоившее не очень дорого.

    Старик  состоял  аргентинским  консулом    и    председателем    биржевого комитета. К нему-то в дом я был приглашен. Моя тетка - по  имени  Бобка  - разгласила об этом по всему двору. Она приодела меня, как могла. Я  поехал на паровичке к 16-й станции Большого фонтана.  Дача  стояла  на  невысоком красном обрыве у самого берега. На обрыве был разделан цветник с  фуксиями и подстриженными шарами туи.

    Я происходил из нищей и  бестолковой  семьи.  Обстановка  боргмановской дачи поразила меня. В аллеях, укрытые  зеленью,  белели  плетеные  кресла. Обеденный стол был покрыт цветами,  окна  обведены  зелеными  наличниками. Перед домом просторно стояла деревянная невысокая колоннада.

    Вечером приехал директор банка. После обеда он поставил плетеное кресло у самого края обрыва, перед идущей равниной  моря,  задрал  ноги  в  белых штанах,  закурил  сигару  и  стал  читать  "Manchester  guardian".  Гости, одесские дамы, играли на веранде в покер. В углу стола шумел узкий самовар с ручками из слоновой кости.

    Картежницы  и  лакомки,  неряшливые  щеголихи  и  тайные  распутницы  с надушенным бельем и большими боками - женщины хлопали  черными  веерами  и ставили золотые. Сквозь изгородь дикого винограда к ним проникало  солнце. Огненный круг его  был  огромен.  Отблески  меди  тяжелили  черные  волосы женщин. Искры заката входили в бриллианты - бриллианты, навешанные  всюду: в углублениях разъехавшихся грудей, в подкрашенных ушах и  на  голубоватых припухлых самочьих пальцах.

    Наступил вечер. Прошелестела летучая мышь. Море чернее накатывалось  на красную скалу.  Двенадцатилетнее  мое  сердце  раздувалось  от  веселья  и легкости чужого богатства. Мы с приятелем, взявшись  за  руки,  ходили  по дальней аллее. Боргман сказал мне, что он  станет  авиационным  инженером. Есть слух о том, что отца назначат  представителем  Русского  для  внешней торговли банка в Лондон, - Марк сможет получить образование в Англии.

    В нашем доме, доме тети Бобки, никто не толковал  о  таких  вещах.  Мне нечем было отплатить за непрерывное это великолепие. Тогда я сказал Марку, что хоть у нас в доме все по-другому, но  дед  Лейви-Ицхок  и  мой  дядька объездили  весь  свет  и  испытали  тысячи  приключений.  Я    описал    эти приключения по порядку. Сознание невозможного тотчас же оставило  меня,  я провел дядьку Вольфа сквозь  русско-турецкую  войну  -  в  Александрию,  в Египет...

    Ночь выпрямилась в тополях, звезды  налегли  на  погнувшиеся  ветви.

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту