Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

51

очнулся на постели, закутанный в  одеяла.  Дед  ходил  по  комнате  и свистел. Толстая Бобка грела мои руки на груди.

    - Как он дрожит, наш дурачок, - сказала Бобка, -  и  где  дитя  находит силы так дрожать...

    Дед дернул бороду, свистнул и зашагал снова. За  стеной  с  мучительным выдохом храпел Симон-Вольф. Навоевавшись за  день,  он  ночью  никогда  не просыпался.

          ПРОБУЖДЕНИЕ

    Все люди нашего  круга  -  маклеры,  лавочники,  служащие  в  банках  и пароходных конторах - учили детей музыке. Отцы наши, не  видя  себе  ходу, придумали лотерею. Они устроили ее на костях маленьких людей. Одесса  была охвачена этим безумием  больше  других  городов.  И  правда  -  в  течение десятилетий наш город поставлял вундеркиндов на концертные  эстрады  мира. Из Одессы вышли Миша Эльман, Цимбалист,  Габрилович,  у  нас  начинал  Яша Хейфец.

    Когда мальчику исполнялось четыре или пять лет - мать  вела  крохотное, хилое это существо к  господину  Загурскому.  Загурский  содержал  фабрику вундеркиндов, фабрику еврейских карликов в кружевных воротничках и лаковых туфельках. Он выискивал их в молдаванских  трущобах,  в  зловонных  дворах Старого  базара.  Загурский    давал    первое    направление,    потом    дети отправлялись к профессору Ауэру в Петербург.  В  душах  этих  заморышей  с синими раздутыми головами жила могучая гармония. Они стали  прославленными виртуозами. И вот - отец мой решил угнаться за ними. Хоть  я  и  вышел  из возраста вундеркиндов - мне шел четырнадцатый год, но по росту  и  хилости меня можно было сбыть за восьмилетнего. На это была вся надежда.

    Меня отвели к Загурскому. Из уважения к деду  он  согласился  брать  по рублю за урок - дешевая плата. Дед мой Лейви-Ицхок был посмешище города  и украшение его. Он расхаживал по улицам в цилиндре и в опорках  и  разрешал сомнения в самых темных делах. Его спрашивали, что такое  гобелен,  отчего якобинцы предали Робеспьера, как готовится искусственный шелк,  что  такое кесарево сечение. Мой дед мог ответить  на  эти  вопросы.  Из  уважения  к учености его и безумию Загурский брал с нас по рублю за урок. Да и возился он со мною, боясь деда, потому что возиться было не с чем. Звуки ползли  с моей скрипки, как железные опилки. Меня самого эти звуки резали по сердцу, но отец не отставал. Дома только и было разговора о  Мише  Эльмане,  самим царем освобожденном от военной службы. Цимбалист, по сведениям моего отца, представлялся английскому королю и играл в Букингэмском  дворце;  родители Габриловича купили два  дома  в  Петербурге.  Вундеркинды  принесли  своим родителям богатство. Мой отец примирился бы с  бедностью,  но  слава  была нужна ему.

    - Не может быть, - нашептывали люди, обедавшие

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту