Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

54

волнами старик следил молча сбоку. Увидев,  что надежды нет и что плавать мне не научиться, -  он  включил  меня  в  число постояльцев своего сердца. Оно было все тут с нами - его  веселое  сердце, никуда не заносилось, не жадничало и не тревожилось...  С  медными  своими плечами, с головой состарившегося гладиатора, с бронзовыми,  чуть  кривыми ногами, - он лежал среди нас за волнорезом, как властелин  этих  арбузных, керосиновых вод. Я полюбил этого человека так, как только  может  полюбить атлета мальчик, хворающий истерией и головными болями.  Я  не  отходил  от него и пытался услуживать.

    Он сказал мне:

    - Ты не суетись... Ты укрепи свои нервы. Плаванье придет само  собой... Как это так - вода тебя не держит... С чего бы ей не держать тебя?

    Видя, как я тянусь, - Никитич для меня одного из  всех  своих  учеников сделал исключение, позвал к себе в гости на  чистый  просторный  чердак  в циновках, показал своих собак, ежа, черепаху и голубей.  В  обмен  на  эти богатства я принес ему написанную мною накануне трагедию.

    - Я так и знал, что ты пописываешь, - сказал Никитич, - у тебя и взгляд такой... Ты все больше никуда не смотришь...

    Он прочитал мои писания, подергал плечом, провел рукой по крутым  седым завиткам, прошелся по чердаку.

    - Надо думать, - произнес он врастяжку, замолкая после каждого слова, - что в тебе есть искра божия...

    Мы вышли на улицу.  Старик  остановился,  с  силой  постучал  палкой  о тротуар и уставился на меня.

    - Чего тебе не хватает?.. Молодость не беда, с годами  пройдет...  Тебе не хватает чувства природы.

    Он показал мне палкой на дерево с красноватым стволом и низкой кроной.

    - Это что за дерево?

    Я не знал.

    - Что растет на этом кусте?

    Я и этого не знал. Мы шли с ним сквериком  Александровского  проспекта. Старик тыкал палкой во все деревья, он  схватывал  меня  за  плечо,  когда пролетала птица, и заставлял слушать отдельные голоса.

    - Какая это птица поет?

    Я ничего не мог ответить. Названия деревьев и птиц, деление их на роды, куда летят птицы, с какой стороны восходит солнце,  когда  бывает  сильнее роса - все это было мне неизвестно.

    - И ты осмеливаешься писать?.. Человек, не живущий в природе, как живет в ней камень или животное, не напишет  во  всю  свою  жизнь  двух  стоящих строк... Твои пейзажи похожи на описание декораций. Черт меня побери, -  о чем думали четырнадцать лет твои родители?..

    О чем они  думали?..  О  протестованных  векселях,  об  особняках  Миши Эльмана... Я не сказал об этом Никитичу, я смолчал.

    Дома - за обедом - я не прикоснулся к пище. Она не проходила в горло.

    "Чувство природы, - думал я. - Бог мой, почему  это  не  пришло  мне  в голову... Где

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту