Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

60

    Хозяйка, жена Криворучки, перемывала за стенкой стаканы.

    - Если у русского человека  попадается  хороший  характер,  -  заметила мадам Криворучка, - так это действительно роскошь...

    Федьку вывели во втором часу ночи.

    - Гэвэл гаволим, - бормотал он губительные непонятные слова, пробираясь по Степовой улице, - кулой гэвэл...

    На следующий день старикам в богадельне выдали по четыре куска пиленого сахару и мясо к борщу. Вечером их повезли в Городской театр на  спектакль, устроенный Соцобесом. Шла "Кармен". Впервые в  жизни  инвалидцы  и  уродцы увидели золоченые ярусы одесского театра, бархат  его  барьеров,  масляный блеск его люстр. В антрактах всем роздали бутерброды с ливерной колбасой.

    На кладбище стариков отвезли на военном грузовике. Взрываясь и грохоча, он пролагал свой путь по замерзшим улицам. Старики заснули с оттопыренными животами. Они отрыгивались во сне и дрожали от сытости,  как  забегавшиеся собаки.

    Утром Арье-Лейб встал раньше других.  Он  обратился  к  востоку,  чтобы помолиться, и увидел на дверях объявление. В бумажке этой Бройдин извещал, что богадельня закрывается для ремонта и все призреваемые имеют сего числа явиться в Губернский отдел социального обеспечения для перерегистрации  по трудовому признаку.

    Солнце всплыло над верхушками  зеленой  кладбищенской  рощи.  Арье-Лейб поднес пальцы к глазам. Из потухших впадин выдавилась слеза.

    Каштановая аллея, светясь, уходила к мертвецкой. Каштаны были в  цвету, деревья несли высокие  белые  цветы  на  растопыренных  лапах.  Незнакомая женщина в шали, туго подхватывавшей грудь, хозяйничала в  мертвецкой.  Там все было переделано наново -  стены  украшены  елками,  столы  выскоблены. Женщина обмывала младенца. Она ловко ворочала его  с  боку  на  бок:  вода бриллиантовой струей стекала по вдавившейся, пятнистой спинке.

    Бройдин в крагах  сидел  на  ступеньках  мертвецкой.  У  него  был  вид отдыхающего человека. Он снял свое кепи и вытирал лоб желтым платком.

    - В союзе я так и  сказала  товарищу  Андрейчику,  -  голос  незнакомой женщины был певуч,  -  мы  работы  не  бежим...  О  нас  пусть  спросят  в Екатеринославе... Екатеринослав знает нашу работу...

    - Устраивайтесь, товарищ Блюма, устраивайтесь, - мирно сказал  Бройдин, пряча в карман желтый платок, - со мной  можно  ладить...  Со  мной  можно ладить,  -  повторил  он  и  обратил  сверкающие    глаза    к    Арье-Лейбу, подтащившемуся к самому крыльцу, - не надо только плевать мне в кашу...

    Бройдин  не  окончил  своей  речи:  у  ворот    остановилась    пролетка, запряженная высокой вороной лошадью. Из пролетки вылез заведующий комхозом в отложной рубашке. Бройдин подхватил его и повел к кладбищу.

    Старый

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту