Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

61

портняжеский подмастерье  показал  своему  начальнику  столетнюю историю  Одессы,  покоящуюся  под  гранитными  плитами.  Он  показал    ему памятники  и  склепы    экспортеров    пшеницы,    корабельных    маклеров    и негоциантов, построивших русский Марсель на месте  поселка  Хаджибей.  Они лежали тут - лицом к воротам - Ашкенази,  Гессены  и  Эфрусси,  -  лощеные скупцы, философические гуляки, создатели богатств  и  одесских  анекдотов. Они лежали под памятниками из Лабрадора и розового  мрамора,  отгороженные цепями каштанов и акаций от плебса, жавшегося к стенам.

    - Они не давали жить при жизни, - Бройдин стучал по памятнику  сапогом, - они не давали умереть после смерти...

    Воодушевившись,  он  рассказал  заведующему  комхозом  свою    программу переустройства кладбища и план кампании против погребального братства.

    - И вот этих убрать, - заведующий  указал  на  нищих,  выстроившихся  у ворот.

    - Делается, - ответил Бройдин, - понемножку все делается...

    - Ну, двигай, - сказал заведующий Майоров, - у тебя, отец, порядочек... Двигай...

    Он занес ногу на подножку пролетки и вспомнил о Федьке.

    - Это что за петрушка была?..

    - Контуженый парень, -  опустив  глаза,  сказал  Бройдин,  -  и  бывает невыдержанный... Но теперь ему объяснили, и он извиняется...

    - Варит котелок, - сказал Майоров своему спутнику, отъезжая, - ворочает как надо...

    Высокая    лошадь    несла    к    городу    его    и    заведующего    отделом благоустройства. По дороге им встретились Старики и старухи, выгнанные  из богадельни. Они прихрамывали, согнувшись под узелками,  и  плелись  молча. Разбитные  красноармейцы  сгоняли  их  в  ряды.    Тележки    парализованных скрипели. Свист удушья, покорное хрипение вырывалось  из  груди  отставных канторов,  свадебных  шутов,    поварих    на    обрезаниях    и    отслуживших приказчиков.

    Солнце стояло высоко. Зной терзал груду лохмотьев, тащившихся по земле. Дорога их лежала по  безрадостному,  выжженному  каменистому  шоссе,  мимо глинобитных хибарок,  мимо  полей,  задавленных  камнями,  мимо  раскрытых домов, разрушенных снарядами, и чумной горы. Невыразимо  печальная  дорога вела когда-то в Одессе от города к кладбищу.

          ДИ ГРАССО

    Мне было  четырнадцать  лет.  Я  принадлежал  к  неустрашимому  корпусу театральных барышников. Мой хозяин был жулик с всегда прищуренным глазом и шелковыми громадными усами. Звали его Коля Шварц. Я угодил к  нему  в  тот несчастный год, когда в Одессе прогорела итальянская  опера.  Послушавшись рецензентов из газеты, импресарио не выписал на гастроли Ансельми  и  Тито Руффо и решил ограничиться хорошим ансамблем. Он был наказан  за  это,  он прогорел, а с ним и мы.  Для  поправки  дел

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту