Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

62

нам  пообещали  Шаляпина,  но Шаляпин запросил три тысячи за выход.  Вместо  него  приехал  сицилианский трагик ди Грассо с труппой. Их привезли в гостиницу  на  телегах,  набитых детьми, кошками, клетками, в которых прыгали итальянские  птицы.  Осмотрев этот табор, Коля Шварц сказал:

    - Дети, это не товар...

    Трагик после приезда отправился с кошелкой на базар. Вечером - с другой кошелкой - он явился в  театр.  На  первый  спектакль  собралось  едва  ли пятьдесят человек. Мы уступали билеты за полцены, охотников не находилось.

    Играли в тот вечер сицилианскую народную драму,  историю  обыкновенную, как смена дня и ночи. Дочь богатого крестьянина обручилась с пастухом. Она была верна ему до тех пор, пока из города не приехал  барчук  в  бархатном жилете. Разговаривая с приезжим,  девушка  невпопад  хихикала  и  невпопад замолкала. Слушая их, пастух ворочал  головой,  как  потревоженная  птица. Весь первый акт он прижимался к стенам,  куда-то  уходил  в  развевающихся штанах и, возвращаясь, озирался.

    - Мертвое дело, - сказал  в  антракте  Коля  Шварц,  -  это  товар  для Кременчуга...

    Антракт был сделан для того,  чтобы  дать  девушке  время  созреть  для измены. Мы не узнали ее во втором действии - она была нетерпима, рассеянна и, торопясь, отдала пастуху обручальное кольцо. Тогда он подвел ее к нищей и раскрашенной статуе святой девы и на сицилианском своем наречии сказал:

    - Синьора, - сказал он низким своим голосом и отвернулся, - святая дева хочет, чтобы вы выслушали меня... Джованни, приехавшему из города,  святая дева даст столько женщин, сколько он захочет; мне же никто не нужен, кроме вас, синьора... Дева Мария, непорочная наша покровительница, скажет вам то же самое, если вы спросите ее, синьора...

    Девушка стояла спиной к раскрашенной деревянной статуе. Слушая пастуха, она нетерпеливо топала ногой. На этой земле - о, горе нам! - нет  женщины, которая не была бы безумна в те мгновенья, когда решается ее судьба... Она остается одна в эти мгновения, одна,  без  девы  Марии,  и  ни  о  чем  не спрашивает у нее...

    В третьем действии приехавший из города Джованни  встретился  со  своей судьбой. Он брился  у  деревенского  цирюльника,  разбросав  на  авансцене сильные мужские ноги; под солнцем Сицилии сияли складки его жилета.  Сцена представляла из себя ярмарку в деревне. В дальнем углу  стоял  пастух.  Он стоял молча, среди беспечной толпы. Голова  его  была  опущена,  потом  он поднял  ее,  и  под  тяжестью  загоревшегося,  внимательного  его  взгляда Джованни  задвигался,  стал  ерзать  в  кресле  и,  оттолкнув  цирюльника, вскочил. Срывающимся голосом он  потребовал  от  полицейского,  чтобы  тот удалил с площади сумрачных подозрительных

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту