Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

13

восторг в двух случаях -  когда  надо  спасаться  или  пищать.  В  периоды всяческих эвакуации и разорительных  перетаскиваний  деятельность  властей получает  оттенок  хлопотливости,    творческого    веселья    и    деловитого сладострастия.

    Мне рассказывали о том, как протекала эвакуация слепых из убежища:

    Инициатива переезда принадлежала больным.  Приближение  немцев,  боязнь оккупации  приводила  их  в  чрезвычайное    волнение.    Причины    волнения многосложны. Первая из них та, что всякая тревога  сладостна  для  слепых. Возбуждение охватывает их быстро и  неодолимо,  нервическое  стремление  к выдуманной цели побеждает на время уныние тьмы.

    Второе основание для бегства - особенная боязнь немцев.

    Большинство призреваемых прибыли из плена. Они твердо убеждены  в  том, что если придет немец,  то  снова  заставит  служить,  заставит  работать, заставит голодать.

    Сестры говорили им:

    - Вы слепы, никому не нужны, ничего вам не сделают...

    Они отвечали:

    - Немец не  пропустит,  немец  всем  работу  даст,  мы  у  немца  жили, сестра...

    Тревога эта трогательна и показательна для пленников.

    Слепые  попросили  отвезти  их  вглубь  России.  Так  как  дело    пахло эвакуацией, то разрешение было получено быстро. И вот началось главное.

    С печатью решимости на тощих  лицах  закутанные  слепцы  потянулись  на вокзалы. Проводники рассказывали потом историю их  странствований.  В  тот день шел дождь. Сбившись в кучу, понурые люди всю ночь  ждали  под  дождем посадки. Потом" в товарных вагонах, холодных и темных, они брели  по  лицу нищего отечества, ходили в  советы,  в  грязных  приемных  ожидали  выдачи пайков и, растерянные, прямые, молчаливые, покорно шли  за  утомленными  и злыми проводниками. Некоторые сунулись в деревню. Деревне было не до  них. Всем было не до них. Негодная людская пыль,  никому  не  нужная,  блуждала подобно слепым щенятам, по пустым станциям, ища дома. Дома  не  оказалось. Все вернулись в Петроград. В Петрограде тихо, совсем тихо.

    В стороне от здания главного приютился одноэтажный  дом.  В  нем  живут особенные люди особенного времени - семейные слепые.

    Я разговорился с одной из жен - рыхлой, молодой женщиной в капоте  и  в кавказских туфлях. Тут же сидел муж - старый костлявый поляк  с  оранжевым цветом лица, выеденного газами.

    Я расспросил и понял быстро:  отупевшая  маленькая  женщина  -  русская женщина    нашего    времени,    заверченная    вихрем    войны,      потрясений, передвижений.

    В начале войны она "из патриотизма" пошла в сестры милосердия.

    Прожито много: изувеченные  "солдатики",  налеты  немецких  аэропланов, танцевальные вечера в офицерском собрании,  офицеры  в  "галифе",  женская болезнь,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту