Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

17

своих  нуждах,  о пятирублевом пособии и о дополнительной карточке.

    - Смирный народ исделался, - пугливо шепчет за  моей  спиной  шепелявый старческий голос. - Кроткий народ исделался. Выражение-то какое  у  народа тихое...

    - Утихнешь, - отвечает ему басом другой голос, густой  и  рокочущий.  - Без пищи голова не ту работу оказывает. С одной стороны - жарко, с  другой - пищи нет. Народ, скажу тебе, в задумчивость впал.

    - Это верно - впал, - подтверждает старик.

    Ораторы менялись. Всем хлопали.  Совершила  выступление  интеллигенция. Застенчивый человек с  бороденкой,  задумываясь,  покашливая  и  прикрывая ладонью глаза, поведал  о  том,  что  Маркса  не  поняли,  капиталу  нужно движение дать.

    Ораторы говорили, публика расходилась. Только угрюмые  рабочие  чего-то ждали.

    На трибуну взошел рабочий лет сорока, с круглым, добрым лицом,  красным от волнения. Речь его была бессвязна.

    - Товарищи, здесь председатель говорил, другие также...  Я  одобряю,  я свое не могу выразить. Меня в заводе - ты какой? Я говорю - ни к кому я не принадлежу, я неграмотный,  дай  мне  работу,  я  тебя  накормлю,  я  всех накормлю. На завод ребята с газетами приходили, все горлопанили. Я  задним стоял, товарищи, я ни  к  кому  не  принадлежал,  мне  работу  дай...  Кто красноречивый был - что мы видим? - он  в  комиссарах  горлопанит,  а  нам велит:  ходи  вокруг  биржи...  Мы  вокруг  биржи  ходим,    потом    вокруг Петроградской  стороны  пойдем,  потом  вокруг  России...  Как    же    так, товарищи?..

    Рабочего прерывают. Рев потрясает зал. Аплодисменты оглушительны.

    Оратор смущен, радостен, он машет руками и мнет фуражку.

    - Товарищи, я свое не могу выразить, меня от дела  отставили,  зачем  я теперь? Все учили про справедливость. Если справедливость,  если  народ  - мы, значит, казна наша, ляса наши, именьишка наши, вся земля и вода  наши. Устрой нас теперь, мы задними стояли, мы ни в чем  этом  не  виноваты,  мы нынче пустые по углам слоняемся. Невозможно дальше  в  таком  беспокойстве жить...

    Все враги у нас - и немец, и другие, я поднимать их всех  притомился... Я про справедливость хотел выразить... Поработать бы нам этим  летом  -  и все...

    Последний оратор имел  успех,  наибольший  успех,  единственный  успех. Когда он сошел с возвышения - его точно на руки  подхватили,  обступили  и все хлопали.

    Он счастливо улыбался и говорил, поворачивая голову во все стороны:

    - Никогда за мной этого не было, чтоб говорить. Но теперь я,  товарищи, по всех митингах пойду, я про работу должен все сказать.

    Он пойдет на митинг. Он скажет. И боюсь я, что он будет иметь  успех  - этот последний наш оратор.

          ЗВЕРЬ МОЛЧИТ

    Баба улыбчива,

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту