Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

26

занял  свое настоящее место. Мы находили его  в  числе  организаторов  первых  отрядов ставропольских  войск.  В  регулярной  Красной  Армии  он  последовательно занимал должности командира 4-ого Ставропольского  полка,  командира  1-ой бригады 32-ой дивизии, командира 34-го кавполка 6-ой дивизии.

    Память о нем не  заглохнет  в  наших  боевых  рядах.  В  самых  тяжелых условиях он  вырывал  победу  у  врага  своим  исключительным  беззаветным мужеством,  непреклонной  настойчивостью,  никогда    не    изменявшим    ему хладнокровием, огромным влиянием  на  родную  ему  красноармейскую  массу. Побольше нам Труновых - тогда крышка панам всего мира.

          РЫЦАРИ ЦИВИЛИЗАЦИИ

    Польская армия обезумела. Смертельно укушенные паны, издыхая, мечутся в предсмертной  агонии,  нагромождая  преступление  на  глупость,  погибают, бесславно сходя в могилу под проклятия и своих и чужих.  Чувствуя,  что  и прежде, - они идут напролом, не заботясь о  будущем,  основательно  забыв, что, по мысли антантовских гувернанток, они, рыцари европейской  культуры, являются стражами "порядка и законности", барьером против  большевистского варварства.

    Вот как охраняет цивилизацию польский барьер.

    Жил-был в Берестечке скромный труженик-аптекарь, организовавший насущно нужное  дело:  работавший  не  покладая  рук,  занятый  своими    больными, пробирками да рецептами, - и никакого отношения  к  политике  не  имел  и, может быть, и сам думал, что у большевиков уши над глазами растут.

    Аптекарь этот еврей. Для поляка все ясно -  скотина  безответная,  пали почем зря - режь, насилуй, истязай. Демонстрация была  приготовлена  вмиг. Мирного аптекаря,  благополучно  нажившего  геморрой  у  своих  бутылочек, обвинили в том, что он где-то когда-то зачем-то убил польского  офицера  и выходит он поэтому пособником большевиков.

    То, что последовало за  этим,  отнесет  нас  к  самым  удушливым  векам испанской  инквизиции.  Если  бы  я  не  видел  собственными  глазами  это истерзанное лицо, это раздробленное исковерканное тело  -  никогда  бы  не поверил в то, что в  наше,  хотя  бы  жестокое,  хотя  бы  кровавое  время возможно на земле такое неожиданное злодейство.  Аптекарю  прижигали  тело калеными  железными  палками,  выжгли    лампасы    (ты,    мол,    заодно    с казаками-большевиками!), загоняли под ногти раскаленные  иголки,  вырезали на груди красноармейскую звезду, выдергивали по одному волосу с головы.

    Все это делалось не спеша, сопровождалось шуточками насчет коммунизма и жидовских комиссаров.

    Это не все - и озверевшими панами была до основания разгромлена аптека, все лекарства растоптаны, не оставили нетронутыми ни  одного  пакетика,  и вот - местечко погибает

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту