Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

32

вобрал в себя этот  неотразимый  приговор,  постановленный  невидным  и  измазанным батумским рабочим.

    Для чего это сделано? Это сделано  для  того,  чтобы  (показать  трижды чудесное прохождение верблюда правосудия сквозь игольное  ушко  буржуазных установлений. Это сделано для того, чтобы заставить разноязыкие  ухищрения послужить делу правды и  плотно  припереть  к  стене  уклончивых  жуликов, шныряющих по батумской набережной. Господа Кристи и  Попандопуло,  мастера лирических подъемов, морские  агенты  достойных  мальтийских  кавалеров  и судовладельцев господ Скембри - они мечутся теперь в западне, для  которой неискусные руки мастерового сплели  прутья  из  протухших  теней  прошлого (видно, не только профессора международного права горшки  обжигают)  и  из бурной крови настоящего...

    "Жорж" и "Эдвиг" стоят под красным  флагом  у  пристани  Черномортрана. Склады мальтийских крестоносцев запечатаны, над ними нависли грозные  тучи штрафов, пени, реквизиций,  и  даже  вмешательство  итальянского  консула, взывающего  к  высокой  политике,  не    могло    разрядить    эти    тучи    в благодетельный дождь провозной платы.

    "Жорж" и "Эдвиг"  (бывшие  "Россия"  и  "Мария"),  они  были  воровским образом уведены из русских и грузинских портов для того,  чтобы  проходить под чужим флагом Суэцкий канал и Красное  море.  Но  тесен  стал  мир  для мальтийцев. Триста безработных пароходов привязаны  к  берегу  в  Марселе, миллионный  тоннаж  гниет  без  дела    в    портах    Лондона,    Триеста    и Константинополя, тысячи моряков голодают. Мировые пути глохнут,  удушаемые гибельной игрой парижских дипломатов. Нет грузов на  Хайфу,  на  Яффу,  на Сан-Франциско, Европа может грузить только в советские  порты.  И  господа Скембри, набравшись духу и застраховав  уворованные  пароходы  от  захвата большевиками, плывут в советские порты...

    Господа Скембри получат страховую премию. Мы получили пароходы.

    Красные ватерлинии "Камо" и "Шаумяна" цветут на голубой воде, как огонь заката. Вокруг  них  покачиваются  прелестные  очертания  турецких  фелюг, красные фески горят на шаландах, как корабельные  фонари,  пароходный  дым неспешно восходит к ослепительным батумским небесам.

    Среди этой цветистой мелюзги мощные корпуса "Камо" и "Шаумяна"  кажутся гигантами, их белоснежные палубы сияют и отсвечивают, и наклон мачт  режет горизонт стройной и могучей линией.

    Если бы радость не теснила так неотступно сердце, об этом можно было бы рассказать последовательно и деловито.

    Но сегодня мы отмахиваемся от последовательности, как от июльской мухи.

    Кучки старых черноморских матросов, поджав ноги,  сидят  на  деревянной пристани, сидят разнеженные и застывшие, как

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту