Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

34

и пурпуром победы.  Поговорили  речи  и  на радостях постреляли из пушек. Кое-кто скрежетал зубами в это время.  Пусть его скрежещет...

    Теперь дальше. Жили-были на Черном море три  нефтеналивных  парохода  - "Луч", "Свет" и "Блеск". "Свет" помер  естественной  смертью,  а  "Луч"  и "Блеск" попали все в тот же накрахмаленный шиворот. И вышло так, что мы из него дня три тому назад  вытряхнули  "Луч",  то  бишь  "Лэди  Элеонору"  - солидное судно с тремя мачтами, вмещающее в себя сто  тысяч  пудов  нефти, блистающее хрусталем своих кают, чернотой своих могучих  бортов,  красными жилами своих нефтепроводов и начищенным серебром  своих  цилиндров.  Очень полезная "Лэди". Нужно полагать, что она сумеет напоить  советской  нефтью потухшие топки советских побережий.

    "Лэди" стоит уже у пристани Черномортрана, на том самом месте, куда был подведен раньше и "Шаумян". На ее плоской палубе расхаживают еще  какие-то джентльмены в лиловых подтяжках и лаковых туфлях. Их сухие и  бритые  лица сведены гримасой усталости и недовольства. Из кают выносят им несессеры  и клетки с канарейками. Джентльмены хриплыми голосами  переругиваются  между собой и слушают автомобильные гудки, несущиеся из дождя и тумана...

    Бледный пламень алых  роз...  Серый  шелк  точеных  ножек...  Щебетанье заморской  речи...  Макинтоши  рослых  мужчин  и    стальные    палочки    их разглаженных брюк... Пронзительный и бодрый крик моторов...

    Канарейки,  несессеры  и  джентльмены  упаковываются  в  автомобили    и исчезают. А  остается  дождь,  неумолимый  батумский  дождь,  ропщущий  из поверхности почерневших вод, застилающий свинцовую опухоль неба,  роющийся под  пристанью,  как  миллионы  злых  и  упрямых  мышей.  И  еще  остается съежившаяся кучка людей у угольных ям "Лэди Элеоноры". Немой  и  сумрачный сугроб из поникших синих блуз, погасших  папирос,  заскорузлых  пальцев  и безрадостного молчания. Это те, до которых никому нет дела...

    Российский консул  в  Батуме  сказал  бывшей  команде  отобранных  нами пароходов:

    - Вы называете себя русскими, но я вас не  знаю.  Где  были  вы  тогда, когда Россия изнемогала от невыносимых тягостей неравной борьбы? Вы хотите остаться на прежних местах, но разве не вы разводили пары, поднимали якоря и вывешивали сигнальные огни в те грозовые часы, когда  враги  и  наемники лишали  обнищавшие  советские  порты    их    последнего    достояния?    Быть гражданином рабочей страны - эту честь надо заслужить. Вы не заслужили ее.

    И вот - они сидят у угольных ям "Лэди Элеоноры", запертые в  клетку  из дождя и одиночества, эти люди без родины.

    - Чудно, - говорит мне старый кочегар, - кто  мы?  Мы  русские,  но  не граждане. Нас не принимают  здесь 

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту