Исаак Эммануилович Бабель
(1894—1940)
Произведения автора

40

плана и  по  минимальным  ценам.  А  в перспективе - урожай 1922 года, который едва ли даст  десять  тысяч  пудов свежего табаку. Захиревшие плантации  не  возобновляются.  Полуразрешения, полузапрещения, глубокомысленные примечания к тяжеловесным параграфам дали в результате полное недоумение среди плантаторов, неуверенных в завтрашнем дне. Без этой уверенности  не  будет  возрождения.  И  поэтому  крестьянин копается на своей десятине кукурузы,  могущей  дать  ему  валового  дохода десять,  пятнадцать  миллионов    грузобонами    и    пренебрегает    табаком, обещающим, при среднем  урожае,  75-100  миллионов.  Материальные  условия существования абхазского селянина ухудшились резко. Он обносился и живет в дырявом доме, который не на что отремонтировать.

    Стремление к  посадке  табаку  всеобщее.  Единственно,  о  чем  взывает плантатор - это о твердом законе для табачной промышленности. Будет ли это сделано в виде натурналога или регулирования торговли - дело экономических органов решить, что нужнее для страны и трудящихся. Но ясность необходима. Смешению понятий и шатанию умов пора положить предел. Иначе  золотые  руки табачных  приисков  грозят  замереть  надолго,  к  великому    ущербу    для Федерации.

          ГАГРЫ

    Волею державного деспота  на  скале  воздвигся  город.  Были  построены дворцы для избранных и хижины для тех, кто избранных будет обслуживать. На глухом берегу заиграли огни, и тугие кошельки  с  продырявленными  легкими потянулись к скале светлейшего деспота.

    Все текло, как положено. Дворцы цвели,  хижины  гнили.  Дырявые  легкие избранных  выздоравливали,  здоровые    легкие    услужающих    крошились    и разрушались, а необузданный старый принц неутомимо гонял лебедей по  своим прудам, разбивал цветники и карабкался по кручам, водружая на недосягаемых вершинах дворцы и хижины, только дворцы  и  только  хижины.  В  Петербурге подумывали о том, чтобы объявить принца сумасшедшим и  отдать  под  опеку. Потом грянула война. Принца объявили гением и  назначили  его  начальником санитарной части. Изумленная история  поведает  о  том,  как  лечил  принц Ольденбургский пять миллионов больных и раненых,  но  о  Гаграх,  об  этой выдумке его упрямой и бездельной фантазии - кто расскажете Гаграх?

    Война и вслед за нею революция. Прибои  и  отливы  красных  знамен.  На модных курортах не стало больных, а  у  сиделок  не  стало  хлеба.  Грохот сражений на больших дорогах и присевшая на корточки тишина в глухих углах. Всероссийская буря выбрасывает ненужный щебень на  дальние  берега,  трупы крыс, бежавших с корабля. А мертвенные  Гагры,  эта  величавая  нелепость, глохнут  на  своей    разрушенной    скале,    всеми    забытые,    ничего    не

 

Фотогалерея

Babel Isaak Jemmanuilovich 18
Babel Isaak Jemmanuilovich 17
Babel Isaak Jemmanuilovich 16
Babel Isaak Jemmanuilovich 15
Babel Isaak Jemmanuilovich 14

Статьи
















Читать также


Краткое содержание
Поиск по книгам:


Публицистика
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Бабеля


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту